Вы - новичок

и хотите больше узнать о движении или вступить в него

Вы - активист

и вас интересует жизнь движения

Вы - инвестор

и вы заинтересовались проектами движения и возможностью финансирования

Вы - журналист

и ищете информацию или хотите взять интервью

Выбор оптимальных подходов к прогнозированию технологического развития в российских условиях

Дата опубликования статьи: 15.05.2007

Основной функцией прогнозирования является обеспечение деятельности по планированию. Так как планирование является одной из четырёх ключевых функций менеджмента, прогнозирование необходимо всем субъектам, занимающимся управлением.

Главная цель любого прогноза — описать будущую среду, в которой будет действовать объект управления, с тем, чтобы определить оптимальные действия и сформировать планы. Существуют и дополнительные цели, такие как расширение горизонтов мышления менеджеров, развитие социальных связей среди участников и партнёров инновационного процесса и формирование в организации культуры, ориентированной на изменения.

Для средне- и долгосрочного планирования в сфере крупного бизнеса и государственного управления наиболее важно предсказывать социальные изменения, экономическую динамику, технологические открытия и тенденции.

Проблема прогнозирования будущего в России имеет три основные составляющие: прекращение регулярного прогнозирования в 1991 году, отсутствие интереса к прогнозированию в государственном аппарате и слабое знание современного мирового опыта по изучению будущего.

После 1991 года, когда завершился 4-й этап советской Комплексной программы научно-технического прогресса, долгосрочное прогнозирование в России практически прекратилось. Сегодня прогнозирование развития науки, хотя и ведётся в некоторой степени, но в целом носит ритуальный характер. При обсуждении проблем науки повторяются штампы о высоком потенциале, необходимости перевода экономики на инновационные рельсы и т. д. без критического их осмысления. Лишь сейчас намечается возврат к практике прогнозирования. Только в октябре 2006 года правительство утвердило решение о разработке Долгосрочного прогноза научно-технологического развития до 2025 г. с использованием методологии «технологического предвидения».

Не менее серьёзна вторая проблема. Де факто российский госаппарат не заинтересован в технологическом развитии. В течение последних 10 лет велись систематические действия, направленные на разрушение и демонтаж научно-технического комплекса России. К сожалению, на данный момент этот результат в целом достигнут. В данной ситуации любые действия федерального правительства и правящей партии в парламенте, по мнению ряда аналитиков, напр., В. И. Бабкина, будут носить деструктивный характер, вне зависимости от заявляемых целей. Возможности для научно-технического развития, а стало быть потребность в планировании и прогнозировании перспектив науки и техники, существуют только на уровне ряда российских регионов, межрегиональных объединений и, возможно, отдельных научных организаций.

Третья проблема заключается в общей методологической слабости российского прогнозирования. В стране нет практического опыта использования технологического предвидения. Существующие мировые наработки в области изучения будущего в России малоизвестны. Практически нет каналов для распространения технологических прогнозов, выполненных за рубежом, как и публичных площадок для обсуждения подобных прогнозов. Ключевыми часто считают традиционно сильные направления, упуская из виду снижение их важности и смену приоритетов мировой науки.

Существующие методы прогнозирования позволяют в большинстве случаев обеспечить высокую точность прогнозирования. Благодаря тому, что наука и технологии, а также закономерности их развития, в 20-м веке сами стали предметом научного изучения, научно-технический прогресс превратился из случайного процесса, когда новые прорывы были неожиданностью даже для ведущих учёных, в предсказуемый. Точность 30-летних прогнозов, выполненных в 1970—1980 годы в Японии по методологии «технологическое предвидение», составила 68—75%.

Данная методология предназначена для извлечения и систематизации знаний экспертов. Существуют и другие подходы, в основе которых лежат базовые закономерности научно-технического прогресса. Самый новый подход такого рода — это модель NBIC-конвергенции. Данная модель, разработанная в 2002 году Национальным научным фондом США, описывает развитие нано-, био-, информационных технологий и когнитивной науки. Модель учитывает взаимное влияние и усиление этих областей, когда достижения в одной области прямо используются в другой. Она широко используется в США, Германии и других странах на уровне правительств, комитетов парламентов и научных фондов.

Модель NBIC-конвергенции описывает рост технологических возможностей (и перспективу) манипуляции веществом на атомарном уровне, генной инженерии и контроля над живыми организмами, обработки и передачи информации, контроля над нейронами и нейронными сетями и точного моделирования всех перечисленных классов объектов... Для описания среднесрочного будущего в этой модели используется как прямое (forecasting), так и обратное прогнозирование (backcasting).

Неотъемлемой частью качественных современных прогнозов является их радикальность. Скорость изменений (выражаемое как средние сроки внедрения и распространения нововведений, интервал между революционными открытиями и изобретениями, темпы роста знаний и т. д.) сегодня значительно выше, чем в прошлом и продолжает повышаться. Поэтому любой средне- и долгосрочный прогноз, который не является радикальным, обречён на то, чтобы быть ошибочным. NBIC-модель не страдает от такого недостатка. Она предсказывает широкое использование нано-, био-, информационных и когнитивных технологий для целей улучшения человека и радикального расширения его физических, психических и интеллектуальных возможностей. Подробно вопросы радикальной перестройки человека, включая продление жизни, генную модификацию и др., рассматриваются в рамках междисциплинарного философско-научного подхода, получившего название трансгуманизм.

К сожалению, пока использованиеNBIC-модели, несмотря на её известность на высоком уровне во многих странах, является скорее исключением. Приходится отметить низкую методологическую адекватность большинства футурологических прогнозов, как в России, так и за рубежом. На данный момент, увы, нет механизмов обратной связи и ответственности, работающих на масштабе десятилетий, поэтому нелепые с научной и методологической точки зрения, но завлекательные или политически предпочтительные прогнозы оказываются востребованы.

Отдельная проблема — метод сценариев, результаты которого часто выдаются за прогнозы. Из целей прогнозирования (адекватное описание будущей среды) следует, что набор сценариев не может лежать в основе процесса планирования. И действительно, в методологии Royal Dutch/Shell, разработанной в 1960-е годы и положившей начало этому методу, сценарии использовались лишь для проверки надёжности альтернативных стратегий, а также в образовательных целях — для расширения представлений участников планирования относительно существующих тенденций и будущих возможностей.


Прогнозы будущего развития науки и технологий, подготовленные аналитическим отделом Российского Трансгуманистического Движения (в т. ч., для представления в Государственную Думу в рамках круглого стола о влиянии науки на развитие России), выполнены на базе методологически обоснованных подходов, в значительной степени учитывают NBIC-конвергенцию и другие актуальные технологические факторы.

Организация эффективного научно-технического прогнозирования необходима России по целому ряду причин. Прежде всего, только внутренние прогнозы, выполненные на высоком организационном уровне, могут вызвать достаточно доверия, чтобы постепенно привлечь внимание СМИ и общества к проблемам и перспективам будущего. Далее, крупномасштабные проекты по технологическому предвидению способны, за счёт групповой работы, объединить и сплотить разрозненных участников научно-технического процесса, включая научных работников, администраторов научных организаций, представителей региональных и федеральных властей и представителей бизнеса. Наконец, правильное, методологически корректное описание будущего может быть использовано для составления реально работающих планов ускорения технологического (инновационного) развития в рамках отдельных регионов или отраслей.

Важным факторов является имеющая место доступность зарубежных прогнозов. Практически все результаты долгосрочных прогнозов находятся в открытом доступе (в том числе, прогнозы Национального научного фонда США, Национального института научно-технической политики Японии, Департамента науки и инноваций Великобритании). Таким образом, все ключевые технологии будущего и ожидаемые пути их развития в мире, как правило, уже известны. Сегодня важным является не столько доступ к информации, сколько способность ею воспользоваться. Учитывая недостаточный опыт прогнозирования в современной России, такие прогнозы можно принимать за основу.

Следует понимать, что выработка независимых от официальной позиции технологических прогнозов ставит футурологов в неявной форме в оппозицию «правящей элите». Причина в том, что неадекватность текущей деятельности элиты в контексте технологических перспектив становится более очевидной. Поэтому важно правильно выбирать участников и организаторов процесса прогнозирования.

Говоря о конкретных рекомендациях, при организации работы по прогнозированию, следует учитывать следующее:

  • прогнозирование должно идти при организационной поддержке региональных органов власти Почему именно их?
  • активное участие в процессе должны принимать представители научной и деловой среды, законодательной и исполнительной власти, представители СМИ и общественных организаций
  • следует дистанцироваться от федеральных органов власти, объективно не заинтересованных в реализации в России адекватной научной стратегии Ну чего ты так на них наезжаешь? Лучше просто замолчать это пункт
  • процесс прогнозирования должен начинаться с тщательного изучения всеми участниками существующих мировых прогнозов и подходов
  • следует учитывать перспективы развития нано-, био-, инфо- и когнитивных технологий, а также робототехники, искусственного интеллекта и виртуальной реальности
  • для прогнозирования не следует использовать сценарии, простую экстраполяцию, использование исторических моделей без их адекватной корректировки, а только методологические обоснованные методы
  • прогнозы на срок от 5-10 лет должны описывать радикальные изменения во многих областях

Литература

  1. Technology Assessment on converging Technologies, European Parliament. Directorate-General for Internal Policies of the Union. Policy Department. Economic and Scientific Policy, (IP/A/STOA/SC/2005-183), 2005
  2. Converging Technologies for Improving Human Performance: Nanotechnology, Biotechnology, Information Technology and Cognitive Science, Edited by Mihail C. Roco and William Sims Bainbridge, National Science Foundation, published in 2003 by Kluwer Academic Publishers
  3. Влияние науки на политическую ситуацию в России. Взгляд в будущее, аналитический отдел Российского Трансгуманистического Движения, под ред. Д. А. Медведева, Москва, 2007
  4. Завершающий этап ликвидации научно-технического комплекса страны. О новой Концепции и не только о ней, В. И. Бабкин, эксперт Государственной Думы, 30.11.2004 г., http://eqworld.ipmnet.ru/ru/info/sci-edu/babkin04.htm

Автор: Д. А. Медведев, Аналитический отдел Российского трансгуманистического движения