Вы - новичок

и хотите больше узнать о движении или вступить в него

Вы - активист

и вас интересует жизнь движения

Вы - инвестор

и вы заинтересовались проектами движения и возможностью финансирования

Вы - журналист

и ищете информацию или хотите взять интервью

В. Ф. Пряхин. К дискуссии о возможности нового этапа в эволюции Homo Sapiens

Дата опубликования статьи: 26.01.2011

Из истории вопроса

Вопрос о возможности и необходимости эволюции человека как биологического вида не нов в современной науке. В последнее время дискуссия по нему вновь оживилась в связи с расшифровкой генома человека и прогнозируемыми на ближайшие десятилетия открытиями в области общей теории жизни, молекулярной биологии, фундаментальной медицине. За рубежом сформировалось достаточно внушительное научное сообщества «трансгуманистов», считающих внесение улучшающих изменений в природу человека совершенно необходимым. Ниже приводятся некоторые соображения в этой связи, отражающие историю этого вопроса в отечественное науке.

 Понятие «трансгуманизм» стоит особняком  в языке современного человека. Оно не означает только какое-то научное направление, не символизирует только какое-либо общественное движение, не указывает только на «модный» изгиб человеческой мысли. Для его обозначения скорее подходит понятие идеология в первозданном значении этого термина, данного ему его автором французским философом Антуаном Дестютом де Траси (Antoine Louis Claude Destutt de Tracy), который впервые ввел этот термин в мировую науку и использовал его для обозначения учения об идеях, позволяющего установить твердые основы для политики, этики и т.д.[1]

Именно такой идеей является основополагающее положение трансгуманизма о возможности и необходимости совершенствования Homo sapience  как биологического вида.

В России дискуссии на данную тему носили особенно острый характер. В их горниле сформировался как ученый, а впоследствии и политический деятель академик Иван Т. Фролов, призванный в конце 80-х гг. Михаилом Горбачевым возглавлять идеологическую жизнь Советского Союза на последнем отрезке его существования.

Феномен Ивана Фролова исключительно интересен и противоречив, как и его страна в его эпоху. Человек, безусловно, талантливый и одаренный он, несомненно, не был ретроградом. Имеется немало примеров того, как он оказывал практическую помощь ученым, оказавшимся в силу тех или иных причин в конфронтации с тогдашним советским режимом. Как ученый и мыслитель он хорошо понимал и чувствовал ритм научно-технического прогресса, его дыхание. Но как человек, живущий в реальном советском обществе 60 – 80-х годов ХХ века, он не мог не учитывать тех объективных обстоятельств, которые так мало могут быть поняты сейчас не только на Западе, но и в уже новой России.

Страна была сосредоточена на решении военно-стратегических задач «холодной» войны. Приоритет был отдан наукам, непосредственно задействованным в наращивании военного потенциала. Философские рассуждения о смысле бытия, человеческой жизни, понятий смерти и бессмертия были отодвинуты в поле декаданса, «ненужного и вредного» для советского человека. Противостоять этому идеологическому настрою было исключительно сложно, если вообще возможно. Иван Фролов и другие советские ученые понимали это. Это не значит, конечно, что процесс творческого мышления остановился вообще, но развивался он в русле, четко определенном в политических директивных органах.

Именно в этом русле и именно И.Фролов сформулировал тогда свое понимание глобальной проблемы человека, которое противоречивым образом отразило всю суть дискуссий о трансгуманизме. Содержание этой проблемы, по его мнению, заключалось в противостоянии всем и всяческим некомпетентным попыткам изменить саму биологическую сущность человека. Вместе с тем он допускал возможность в будущем, «причем весьма отдаленном», крупнейших, может быть, самых крупных за всю историю науки открытий, которые позволят обратить всю мощь научного знания  к человеку как своему главному объекту. Реализацию проектов изменения биологической природы человека он допускал «лишь на завершающей стадии “века биологии” и при достижении социальной однородности человечества на основе коммунистических принципов»[2].

 

Проблема искусственного увеличения

видовой продолжительности жизни

 

Никто, однако, не мог ни отменить, ни даже замедлить научно-технический прогресс как таковой. Уже хотя бы потому, что его рамки не ограничивались какой-то одной страной, даже такой большой как Советский Союз. Можно было, конечно, попытаться жестко контролировать его, но и тут не обошлось без противоречий и сложностей.

Тогдашний советский лидер старел. Это дало некоторый позитивный толчок развитию такой a priori трансгуманистической отрасли науки как геронтология, которая в Советском Союзе никогда до этого не относилась к числу официальных приоритетов. Этим толчком воспользовался подвижник российской науки кандидат биологических наук Лев В. Комаров. По его инициативе еще 20 октября 1961 г. большая группа видных ученых обратилась к Президиуму Академии Наук СССР с письмом. В письме говорилось о принципиальной возможности «путем вмешательства в биологию процессов старения и направленного изменения их хода радикально увеличить продолжительность жизни человека (при всех ныне существующих условиях жизни) в два, три и более раз, то есть выйти далеко за ее естественные границы, установившиеся эволюционным путем в пределах 80–100 лет». В этой связи предлагалось создать постоянную комиссию с экспериментальной лабораторией, «имеющей главной задачей поиски средств радикального увеличения продолжительности жизни людей путем направленного вмешательства в биологию старения»[3].

Это предложение поддержали такие светила отечественной науки как академики А.И.Опарин, Ю.Н.Орлов, Е.Н.Павловский, Л.С.Штерн, члены-корреспонденты С.Н.Боголюбский, Н.И.Гращен­ков, Г.М.Франк.

Благодаря старению Л.И.Брежнева серьёзное обсуждение возможностей воздействия на процессы жизнедеятельности организма стало реальностью. Спустя четырнадцать лет после получения упомянутого выше письма в 1975 г. Президиум Академии наук СССР принял решение об учреждении секции по данной проблеме. Формулируя проблему искусственного увеличения видовой продолжительности жизни людей, отечественные ученые неоднократно подчеркивали, что речь идет о биологической стороне вопроса. Так, президент АН Белоруссии В.Ф.Купревич писал, что овладение механизмом искусственного воздействия на процесс старения «не значит, конечно, что люди не будут умирать вообще... Но это будет означать, что нормальный здоровый человек будет жить неопределенно долгое время»[4]. Убеждение в том, что продолжительность жизни человека может быть значительно увеличена, разделял с В.Ф.Купревичем другой выдающийся отечественный ученый астрофизик И.С.Шкловский.

 

Трансгуманизм и новая форма движения материи

 

Воспользовавшись кратким периодом политической конъюнктуры группа энтузиастов основала секцию по изучению возможностей искусственного увеличения видовой продолжительности жизни человека (ИПРОЖ). В рамках секции удалось провести два всесоюзных симпозиума по данной проблеме.

На Втором симпозиуме, состоявшемся в Институте общей генетики Академии наук в самом конце 1980 года, автор данной статьи был приглашен представить доклад о международных аспектах исследований в области ИПРОЖ. В те времена еще не было не только понятия трансгуманизм, но даже само слово это еще не было известно. Тем не менее, чисто инстинктивно, руководствуясь исключительно логикой научного познания, я сформулировал в своем докладе основную идею и смысл последующих исследований в этой области именно в русле трансгуманизма. В частности, я предложил в качестве методологической основы решения научных проблем, необходимого для искусственного увеличения видовой продолжительности жизни людей, концепцию биологически бессмертного человека как материального носителя новой формы движения материи[5].

Эта точка зрения однако не получила и не могла получить развития, так как находилась в диаметральном противоречии с официальной советской философией того периода. Да и краткий период благоприятной для геронтологии политической конъюнктуры быстро закончился. 

Но сейчас, возвращаясь к этой старой формулировке, я не могу не отметить, что она может быть своеобразным ключом к философскому пониманию вопросов, связанных с совершенствованием человека как биологического вида.

Вопрос о формах (или, как сейчас говорят, видах) движения материи решается позитивистской философией в прямой связи с базовыми понятиями пространства и времени. Пространственные пределы деятельности Гомо сапиенса как носителя разумной жизни в пространстве ограниченны пределами планеты Земля, во времени – видовой продолжительностью жизни, т.е. примерно семьюдесятью годами. В 60-е годы прошлого века человек, пусть символически, но поставил под сомнение эти барьеры: в России был совершен первый полет вокруг Земли, в Южной Африке произведена пересадка сердца от одного человека другому.   

Интересно, что тогда же был дан старт и новому витку дискуссии относительно возможностей изменения Гомо сапиенс как вида. «Человек, - писал канадский историк Артур Лоуэр, - если он и выйдет в космическое пространство, останется таким же диким животным, каким он является в натоящее время»[6]. Но именно тогда целый ряд серьезных ученых впервые серьезно задумались над возможностью изменения такой качественной характеристики человека как видовая продолжительность жизни.

«Перемены и напряженности в современной жизни, вызванные появлением новых устремлений и исчезновением старых, писал основоположник кибернетики Норберт Винер, можно сравнить с новыми проблемами космических полетов…Как-то я присутствовал на обеде в кругу врачей. Непринужденно беседуя между собой и не боясь высказывать вещи необычные, они стали обсуждать возможности решительного наступления на болезнь, называемую дегенерацией человеческого организма, или попросту старостью. .. Собеседники стремились заглянуть вперед, в тот, быть может, не такой уже далекий завтрашний день, когда момент неизбежной смерти можно будет отдалять, вероятно, в необозримое будущее, а сама смерть станет столь же случайной, как это бывает у гигантских секвой и, кажется, у некоторых рыб…Я не утверждаю, что они были правы в своих  предположениях…, но имена ученых, поддерживающих эту гипотезу, были настолько авторитетны – среди них был даже нобелевский лауреат, - что я не мог себе позволить отнестись к их высказываниям пренебрежительно. И хотя гипотеза будущего сверхдолголетия человека, на первый взгляд, могла показаться чрезвычайно утешительной, ее осуществление было бы страшным несчастьем… Ибо сразу становится ясным одно – человечество не смогло бы долго вынести бесконечного продления всех жизней, которые рождаются на Земле»[7].

Из размышлений Н.Винера явствовало, что продление жизни человека это отнюдь не ординарная медицинская проблема, но перспектива, требующая всестороннего мировоззренческого подхода. Гипотеза о зарождении нового вида движения материи была очень удобной для реализации такого подхода. Правомерность ее выдвижения была подтверждена и другими исследователями.

Уже после упомянутого выше выступления с докладом на Втором симпозиуме по проблеме видового увеличения видовой продолжительности жизни мне довелось ознакомиться с трудами советского исследователя Аркадия Урсула, посвященными философскому осмыслению космонавтики. Я был чрезвычайно обрадован, изложенному в этих работах тезису о возможности возникновения новой (постсоциальной) формы движения материи в связи с выходом человека в космос. Я видел в этом «пространственное» подтверждение верности идеи, высказанной мною относительно расширения временных рамок биологического носителя разумной жизни[8].

Дальнейшее развитие научно-технического прогресса поставило в практическую плоскость необходимость философского и просто человеческого прикладного осмысления таких проблем, которые ранее являлись предметом лишь религиозной веры, но не научного познания – бессмертие, воскресение/воскрешение, душа.

Трансгуманизм и религия

 

«Есть такая страна – Бог, Россия граничит с ней»[9], сказал как-то австрийский собеседник Льва Н. Толстого поэт Райнер М. Рильке. Действительно, расположенная на границе неведомого, на великом евразийском перекрестке путей между Востоком и Запада, подверженная влиянию самых разных идеологических направлений, прямой участник глобальных политических столкновений старого и нового времени, Россия больше, чем другие страны, нуждалась в Боге в поиске путей своего исторического развития.

В контексте трансгуманизма и религии особый интерес представляет российский космизм — система взглядов на природу, общество, смысл бытия и предназначение человека, разработанная выдающимися учеными-мыслителями на рубеже XX века — основоположником теоретической космонавтики Константином Э. Циолковским, основоположником геохимии Владимиром И. Вернадским, основоположником гелиобиологии Александром Л. Чижевским и мыслителем-энциклопедистом Николаем Ф. Федоровым.

Квинтэссенция учения изложена К.Э. Циолковским в одной из бесед с А.Л. Чижевским, состоявшейся в 1932 г. К.Э. В беседе дано определение религиозной символике как «смутной догадке о будущем человечества». «Мы должны признать за ней право на существование, ибо, — сказал К. Циолковский, — нельзя многие миллионы людей признать полоумными или просто глупцами! Над этими общепринятыми во всех религиях символами (душа, потусторонний мир, рай, ад. — В.П.) надо глубоко поработать, полнее расшифровать их с космической точки зрения»[10].

В рамках своего представления о религии К.Э. Циолковский последовательно отстаивал трансгуманистическое, по своей сути, положение о возможности и рациональности биологического бессмертия. Он не считал себя вправе в 20–30-е годы ХХ в. делать какие-либо категорические выводы и прогнозы относительно искусственного увеличения видовой продолжительности жизни и тем более опровергать сформировавшееся при его жизни отрицательное мнение биологов на этот счет. Но, исходя из общего понимания предназначения науки, он высказал гипотезу о принципиальной возможности решения проблемы. «Мы, со своей стороны, — писал основоположник теоретической космонавтики, — скажем, что естественные науки на верном пути: с их выводами мы согласны, но они пропели часть своей песенки, и по началу ее нельзя судить о самом конце. Конец же очень хорош и нисколько не подтверждает пессимистических выводов. Напротив, он оказывается, хотя это и странно, близок к представлению о жизни и смерти Галилейского учителя»[11]. К.Э. Циолковский нигде не ссылался прямо на Иисуса Христа, но у  нас нет сомнения, что под Галилейским учителем он имел в виду именно его. Так в своей работе 1918 г. «Гений среди людей» К. Циолковский приводит ряд деталей из бытия Учителя, совпадающих с библейскими текстами,  и в частности говорит о том, что он бы распят соплеменниками.

В системе взглядов и идей русского космизма весьма важной является   идея конверсии, т.е. переориентации усилий международного сообщества с содержания вооруженных сил на средства созидания и «общего дела». Таким «общим делом» человечества, «ведущим к всеобщему братству и родству», Н.Ф. Федоров считал «воскрешение, достижение бессмертия»[12].

Во имя достижения этих целей необходимо, полагал Н.Ф.Федоров «...дать истинно братский исход накопившимся громадным силам и всякого рода горючим материалам вместо того, к чему все это готовилось, т.е. вместо войны»[13].

Сообразно своему веку Н.Ф. Федоров не мог выразить свои идеи на языке современного трансгуманизма, но он считал необходимым «создать центры, которые изучали бы научно-технические приемы… управления всеми молекулами и атомами внешнего мира так, чтобы рассеянное собрать, разложенное соединить, т.е. сложить в тела отцов…»[14].

Эти идеи даже в нашем ХХI в., когда наука расшифровала геном человека и реальностью является биологическое копирование людей, представляются достаточно смелыми. Что же говорить о конце ХIХ в., когда они были написаны? Клеймо мистика на долгие десятилетия отгородило философа-праведника от всех возможных направлений в философии, науке и политике, хотя преемственность его школы никогда не пресекалась.

Более того, к столетию со дня рождения великого мыслителя его последователем и продолжателем А.К. Горским впервые было дано толкование идей Н.Ф. Федорова как грандиозного дизайна научно-технического прогресса. «Он ждал, — писал А.К. Горский, — грандиозной технической революции и за нее боролся всю жизнь. Революция эта должна была перевернуть все общественные отношения, разбить старый семейный уклад, разрушить национальные и классовые обособления и стереть территориальные границы[15]… Гигантский октябрьский сдвиг и идущие за ним культурная и техническая революция поставили многое из того, о чем говорил Федоров, на повестку нашего текущего дня»[16].

«На повестку дня» в декабре 1928 г., когда были опубликованы эти строки, было поставлено, однако, не только то, о чем писал А. Горский, но и многое другое. Да. Коммунизм зародился как проект гигантской новой трансгуманистической Реформации. Как таковой он завоевал беспрецедентную популярность в широких народных массах. Тело лидера его российской ветви после смерти было забальзамировано и помещено в специальное хранилище в полном соответствии с канонами современного трансгуманизма, приобретшего таком образом новую религиозную символику.

 Но в те же самые дни идеи коммунизма были узурпированы мафиозными группировками, между которыми под видом идеологических дискуссий развернулась своеобразная уголовная «разборка». Начались сталинские репрессии всех инакомыслящих, жертвами которых стали и сам А.К. Горский, его друг и единомышленник А.Н. Сетницкий, талантливый ученый В.Н. Муравьев и другие представители русского космизма советского периода. Их кровь — кровь истинных праведников служения науке и человечеству. Их имена не подлежат забвению.

Возвращаясь сегодня к трудам российских космистов, мы констатируем, что они удивительно гармоничны с идеями современного трансгуманизма. Научно-техническая революция последней четверти ХХ столетия, известная как информационно-технологическая, вплотную приблизила нас к «космической расшифровке» традиционных религиозных догматов, о чем говорил К.Э. Циолковский в упомянутой беседе с А.Л. Чижевским.

На уровне последних достижений науки эквивалентом бессмертия выступает искусственное увеличение видовой продолжительности жизни людей; воскрешения — бионическое моделирование данной конкретной личности; души — информация об этой личности, служащая как бы исходной базой для такого моделирования; рая — совместное проживание всех воскрешенных и биологически бессмертных людей в бесконечных пространствах космоса.

Отличие религиозных идеалов от их материалистических эквивалентов заключается только в том, что первые бесконечны во времени, продолжительность существования вторых имеет хотя и представляющуюся сейчас бесконечно отдаленной, но вместе с тем вполне реальную осязаемую хронологическую границу. Подсчитано, например, что энергетическая смерть Вселенной неизбежна через десять в сотой степени лет.

К концу XX в. довольно широкое распространение в науке получила и идея биологического бессмертия как непременного атрибута будущего. Среди тех, кто первым увидел эту истину, был челябинский философ Игорь В. Вишев, высказавший, в частности, идею, что с приобретением рукотворного биологического бессмертия закончится качественный этап в эволюции человека как Homo sapiens. И.В. Вишев ввел в оборот категорию «гомо имморталис» для определения человека будущего[17].

На наш взгляд, проблема биологического бессмертия ныне живущих поколений должна решаться параллельно с задачей «ресуррекции» (воскрешения) умерших. Для этого необходимо накопление информации о личности, достаточной для ее последующего восстановления в биологической копии, которая может быть получена посредством клонирования. Именно в информации, а не в каких-либо материальных остатках может быть восстановлена личность (душа) человека.

Здесь стоит обратить внимание на уже ведущиеся трансгуманистические,  по своей сути, работы по созданию своеобразного «цифрового двойника» живого человека. Проект создания такого двойника - “Self-developed digital image” (SDDI) – предложен бывшим сотрудником Саровского ядерного центра в России кандидатом технических наук Алексеем Мартыновым. Суть проекта заключается в том, что образ человека фиксируется посредством видеокамеры, а затем оцифровывается соединенным с нею компьютером. Далее компьютер продолжает отслеживать человек-объект, используя вмонтированное в него сложное аудиовизуальное оборудование. При этом производится постоянная корректировка-«подгонка» виртуального образа с целью максимально приблизить его к подлинной индивидуальности моделируемого индивида.

Электронная модель-копия в конечном итоге осваивает свойственную тому или иному конкретному индивиду программу реагирования на внешние воздействия, что позволяет в максимально возможной степени приблизить ее к оригиналу. Для того, чтобы идея А.Мартынова была реализована в конкретном проекте необходимо решение целого ряда конкретных и весьма сложных технических проблем, создание новых программ и технологий. Но в результате, как уверен автор, «на выходе будет компьютерная модель, максимально похожая на оригинал»[18].

Разумеется, нельзя с уверенностью сказать, что именно проект цифрового двойника, предложенный саровским исследователем, приведет к достижению конечной цели – возможности восстановления  личностей когда-то живших людей. Но одно несомненно: обозначенное им направление исследований соответствует общему трансгуманистическому направлению развития науки.

 Имеется немало работ, в которых рассматриваются отдельные аспекты этого направления  в плане совершенствования человека посредством применения современных научно-технических достижений.

По-настоящему полное осмысление этих проблем возможно однако только при всеобъемлющем понимании нашего периода в истории земной цивилизации как времени перехода разумной жизни на новые материальные носители.

Действительно, если смысл – raison d’êtreHomo sapience заключается в познании и осмыслении окружающей его объективной реальности, то логично предположить, что с преодолением земного тяготения в пространстве и выходом на процессы длительностью от микросекунды до миллиардов световых лет во времени возникнет (будет создан) новый организм, для осмысления этих процессов. Этот организм будет существовать биологически бесконечно и иметь возможность физического проникновения в микро- и макрокосмос.

Философское осмысление этих достижений дает все больше доказательств того, что религия и наука, в течение ряда лет трактовавшиеся многими политиками как взаимоисключающие друг друга антиподы, на самом деле являются не чем иным, как эмоциональной и рациональной ветвями одного древа – древа познания человеком окружающего мира. Так, например,  профессор математической физики университета в Аделаиде (Австралия) Пол Дэвис утверждает, что наука достигла зрелости и сейчас предлагает более уверенный путь к Богу, чем религия.  Другой всемирно известный научный деятель Фрэнк Тайплер  в своей книге «Физика и бессмертие» выдвинул теорию Вселенной от ее начала и до конца, причем используя исключительно только формулы, на одной физике и математике. На основе этих формул он доказывает  существование Бога, воскресенье из мертвых и вечную жизнь[19].

Таким образом, библейские догматы, в течение многих столетий служившие моральными императивами человеческого поведения, могут и должны быть использованы для обозначения вполне конкретных целей прикладных научно-технических исследований и разработок. Наука и религия не только не противоречат друг другу, но наоборот находятся в абсолютной гармонии, дополняя друг друга в общей системе универсальной гуманистической идеологии всего человечества.

Трансгуманизм наших дней может и должен стать такой идеологией.

 

Риски трансгуманизма

 

Рассматривая положительные аспекты трансгуманизма,  мы не вправе, однако, абстрагироваться от негативных сторон развития науки и техники. Здесь недостаточно говорить только об экологической или какой-либо другой глобальной проблеме из числа тех, которые реально угрожают в наше время существованию жизни на Земле.

Прежде всего, необходимо рассеять одно весьма широко распространенное заблуждение. Подавляющее большинство так называемых «средних людей» не понимает специфики нашего времени. Мне пришлось присутствовать на дискуссии по исключительно интересному докладу выдающегося российского футуролога Игоря Бестужева-Лады, на которой одна из представительниц московской интеллектуальной элиты назвала глобальные угрозы современному миру всего лишь обычными псевдонаучными страшилками, а трудности, переживаемые международным сообществом, включая такие как глобальное потепление, с трудностями Российского государства, времен смены династий в начале ХVII века.

К сожалению, права, видимо, не эта дама, а выдающийся экономист и обладающий ярким воображением социальный мыслитель Кеннет Боулдинг. Обосновывая свою точку зрения о том, что наступил критический поворотный момент в истории человечества, К. Боулдинг заметил, что многочисленные статистические данные о деятельности человечества свидетельствуют: дата, разделяющая историю человечества на две равные части, находится на памяти нынешнего поколения.

Действительно, наше время (рубеж ХХ и ХХI столетий) представляет собой Великую Осевую Линию, бегущую из центра истории человечества.  «Сегодняшний мир, писал К. Боулдинг, так же отличается от мира, в котором я родился, как тот мир от мира Юлия Цезаря. Я родился приблизительно в середине человеческой истории. Со времени моего рождения произошло почти столько же событий, сколько до него».

          Точно также вопрос о том, превращаться ли гомо сапиенсу в Homo sapiens immortalis или в Homo sapientissimus, или в Homo sapiens et humanus, или в Mashina sapiens или, наконец, как требует подавляющее большинство «людей с улицы», традиционная форма человека разумного должна, наконец,  быть оставлена в покое и сохранена в первозданном виде, представляется давно решенным. Как сказал выдающийся философ ХХ столетия Карл Ясперс, «человек стоит перед альтернативой: либо гибель человечества, либо изменение человека»[20].

          Расшифровка «формулы Ясперса» весьма проста. Никто и никогда не запретит ученым работать над увеличением видовой продолжительности жизни. Очевидно также, что первыми потребителями «таблеток бессмертия» станет очень ограниченный круг лиц, располагающий необходимыми  для этого деньгами. Любой практикующий геронтолог знает, что подавляющее большинство его пациентов люди зажиточные. Вилла «Прери» на берегу Женевского озера давно стала символом не просто зажиточности ее клиентуры, но высшего этажа богатства.

Как только те самые «люди с улицы» прослышат о «таблетках бессмертия» (утечка информации в этом случае неизбежна), они камня на камне не оставят от всей иерархической социальной системы. Великая Французская революция и Октябрьская революция в России со всеми их негативными издержками покажутся веселыми пикниками на фоне социальных катаклизмов на почве распределения реальных средств достижения увеличения видовой продолжительности жизни людей.

          Предположим, тем не менее, что международное сообщество преодолеет эти катаклизмы и сможет обеспечить все человечество «таблетками бессмертия». Заметьте, что уже сейчас научно обоснованный прогноз численности населения на 2030 год составляет абсолютно неприемлемую с точки зрения здравого смысла цифру в 12 млрд. человек. И это без всяких «таблеток бессмертия».

Но дело не только и не столько в «таблетках бессмертия». Дело в том, что они лишь одно из свидетельств того, что человечество достигло  определенного качественного предела в своем развитии.  Уже проделанные исследования[21] позволяют сделать вывод, что начало ХХ века совершенно отлично от всех предыдущих этапов в развитии человечества.  В мировой и отечественной научной литературе этот рубеж получил название «технологического рубежа».

Близость этого рубежа подтверждается космогоническим анализом перспектив продолжения существования разумной жизни на Земле. Исследуя складывающуюся сегодня в мире ситуацию, мы предлагаем вернуться к гипотезе одного из создателей ядерной и нейтронной физики, итальянского ученого Энрико Ферми. Из не опровергнутой до сих пор в научном плане презумпции отсутствия каких-либо доказуемых контактов человечества с внеземными цивилизациями Э.Ферми еще в 1950 г. сделал вывод фундаментальной научной значимости: либо земная цивилизация - единственная во Вселенной, либо всякая цивилизация достаточно развитая, чтобы вступить в коммуникацию с другой планетой, обречена на самоуничтожение[22].

          Гипотеза Э.Ферми впоследствии получила развитие в работах американского астрофизика немецкого происхождения Себастьяна фон Хорнера. В российской науке этой гипотезой серьезно и плодотворно занимался также выдающийся отечественный астрофизик и мыслитель Игорь С.Шкловский, которому "сама по себе идея, что время существования технически развитой цивилизации ограниченно", представлялась "вполне разумной"[23].

И.С.Шкловский добавлял при этом, что земляне, видимо, не так уж далеки от этого техногенного "дня Х", так как по некоторым "показателям" они вплотную приблизились к  физическим пределам некоторых параметров своей жизнедеятельности[24]. Так, например, скорость общения вплотную приблизилась к скорости света, скорость передвижения – к орбитальной, мощность источников энергии – к изменению мирового климата, мощность вооружений – к ядерному Армагеддону.

В наши дни к упомянутой таблице И.С.Шкловского мы могли бы добавить, что медицина также приближается к абсолютному пределу совершенствования своих методов, поставив в повестку дня задачу искусственного увеличения видовой продолжительности жизни, т.е. лечения «от смерти».

При подходе к мировому историческому процессу как к комплексной динамической саморегулирующейся системе доминирующим признаком второй половины ХХ века представляется резкое ускорение темпа изменения основных параметров социально-экономического развития. Более девяноста процентов объема информации, составляющего научные знания, например, накоплено в период с начала ХХ века[25]. Практически это означает, что человек конца ХХ столетия отличался от человека конца ХIХ века значительно больше, чем последний от неандертальца.

Совокупным показателем ускоряющихся процессов мирового развития и одновременно его негативных составляющих является динамика численности населения Земли. Из анализа соответствующих данных явствует, что период равномерных количественных изменений периода с 16 по начало 20 века сменился периодом экспоненциального роста населения, причем в последней четверти века линия графика начинает подниматься вверх практически вертикально (см. таблицу).

 

Динамика численности населения Земли

 

 

Источник: Данные Организации Объединенных Наций и Всемирного банка.

 Цитируется по: Марфенин, Н.Н.,  Биосфера и человечество за 100 лет, с. 2

 http://www.rus-stat.ru/stat/982001-1.pdf

 

Бурно протекающие демографические процессы отражают полную неспособность международного сообщества найти приемлемую замену естественным процессам регулирования численности населения Земли и контролировать свое движение по гибельному пути, ведущему к истощению природных ресурсов и деградации.

Пропагандируемые «добродетели» рыночной экономики, как средства регулирования численности населения и его структуры, совершенно недостаточны для осуществления «просвещенного руководства» миром. В  конечном итоге, именно из законов рыночной экономики логично вытекает оправдание применения силы в тех случаях, когда они оказываются недостаточными для регулирования противоречий между конкурентами, а также между производителями и потребителями.

Единственный выход, который предлагается сторонниками рыночной экономики – это добровольное и сознательное подчинение «бедных» наций «богатым», в рамках созданных последними систем регулирования мирового рынка. Но это подчинение не может быть ни стабильным, ни длительным. Об этом свидетельствуют массовые выступления антиглобалистских общественных организаций против главного опорного пункта подобного регулирования мировой экономики без учета социальных аспектов ее развития - Всемирного банка и Всемирной торговой организации.

Более того, попытки консервирования мирохозяйственных процессов, в ходе которых продолжается социальная стратификация, увеличение разрыва между бедными и богатыми нациями, а также между бедными и богатыми внутри отдельно взятых наций создает благоприятную питательную среду для культивирования терроризма как идеологического течения и политической практики. Именно наложение этого процесса на научно-технический процесс современности превращает угрозу терроризма в глобальный вызов цивилизации*.

В поисках ответа на обозначенные выше вопросы хотелось бы сказать прежде всего, что теория технологических пределов роста означает лишь одну из альтернатив развития, но никак не означает фатальную обреченность нашей цивилизации. Даже если в космосе имели место случаи гибели внеземных цивилизаций вследствие бездумного использования достижений научно-технического прогресса инопланетянами, это совсем не означает жесткой детерминированности этих процессов на Земле. Человечество в состоянии поставить под свой контроль развитие научно-технического прогресса, избежать роковых случайностей и злонамеренных террористических актов в отношении своей техносферы. Для этого однако необходим совершенно новый уровень организации общества.


 

Трансгуманизм и мировое государство

 

Каждый раз, когда заходит речь об этом новом уровне, на ум прежде всего приходит идея мирового государства, предлагаемая радикальными сторонниками исключения войн из жизни общества, филантропами и космополитами.

В действительности реализовать идею мирового государства на практике оказывается исключительно сложно ввиду неистребимого стремления национальных государств защитить свою власть в своих географических рамках. Как только речь заходит о мировом государстве, побеждают опасения такого рода, что все народы мира окажутся под властью одной какой-либо этнической или корпоративной группы. В этом основная причина краха Лиги Наций и весьма слабой эффективности Организации Объединенных Наций в наше время. 

Нам представляется, что в эпоху, когда международное сообщество вплотную приблизилось к технологическом пределу в своем развитии, имеются реальные предпосылки для преодоления этих предрассудков и формированию международных властных структур, способных подчинить своему контролю распространение современных технологий. Прообразами таким структур могут служить Международное агенство по атомной энергии (МАГАТЭ) Договор о нераспространении ядерного оружия, Конвенция о запрещении химического оружия,  Конвенция о запрещении биологического и токсичного оружия или Вассенаарские соглашения, в рамках которых осуществляется контроль над ракетными технологиями.

Секрет успеха этих структур заключается в весьма конкретном функциональном мандате, облегчающем преодоление национальных предрассудков. Это не исключает наделения их в своем время определенными наднациональными функциями при условии должного международного контроля над их деятельностью со стороны международного сообщества.

Практика международных отношений наших дней показывает, что наиболее близко к такой форме координации приблизилась Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Дело в том, что в самом начале своего развития эта организация в своих базовых документах допустила возможность исключения некоторых аспектов человеческой деятельности, в частности прав человека и основных гражданских свобод, из сферы национальных суверенитетов.

Вопросы выживания человечества, безусловно, связаны с неотъемлемым правом каждого человека на жизнь и потому могут быть отнесены к компетенции каждого из национальных государств, но и международного сообщества в целом.

В истории ОБСЕ имеется положительный пример задействования мирового научного потенциала с целью поисков вариантов решения глобальных проблем. Мы имеем в виду первый Научный форум организации, проведенный с 18 февраля по 3 марта 1980 г. в Гамбурге (ФРГ). В данном мероприятии приняли участие выдающиеся ученые современности*, которые представили доклады по четырем важнейшим направлениям мировой науки: альтернативным источникам энергии, производству продовольствия, медицине, гуманитарным и социальным наукам.

К сожалению, атмосфера этого собрания выдающихся ученых была отравлена политической полемикой в связи с актуальными политическими событиями конца 1979 - начала 1980 гг. (ввод советских войск в Афганистан, ссылка академика А.Д.Сахарова в Горький). Тем не менее, и в этих условиях ученым удалось обменяться мнениями о важнейших направлениях научно-технического прогресса и связанных с ними угрозах.

Пророческой оказалась, например, позиция делегации шведских ученых, настоявших на включении в текст рекомендаций Форума положения о том, что «все аспекты ядерного топливного цикла потребуют дальнейших усилий для обеспечения его полной надежности и безопасности с тем, чтобы он был приемлем для населения»[26]. Эта рекомендация не была выполнена должным образом. Спустя шесть лет именно Швеция оказалась среди стран, в числе первых принявших на себя дожди из радиоактивных облаков, образовавшихся на месте Чернобыльской катастрофы 26 апреля 1986 г.

Тем не менее Гамбургский форум создал важный прецедент совместной международной мозговой атаки по заказу международного сообщества. По его итогам была сделана рекомендация, чтобы государства-участники «изучили возможность созыва нового "Научного форума" в подходящие сроки в зависимости от развития науки и научного сотрудничества между государствами-участниками»[27].

В настоящее время, как представляется, настала пора для того, чтобы не только повторить такого рода собрание выдающихся ученых современности, но и сформировать постоянные контакты между правительственными организациями, в частности ОБСЕ и мировым академическим сообществом.

 

 

Трансгуманизм и будущее человечества

 

Многочисленные опасности, происходящие из достижений науки и техники, делают, на наш взгляд, абсолютно необходимым жесткий контроль международного сообщества над всеми наиболее чувствительными областями высоких технологий. Ни в коем случае недопустимо, чтобы эти достижения человеческого разума попали в руки террористов или других неблагонамеренных элементов. Отчасти эта задача уже выполняется, но все имеющиеся нормативные акты касаются уже известных вызовов и угроз, в то время как реальная опасность исходит от внезапно открывающихся опасностей, связанных с  подчас трудно предсказуемыми эффектами научно-технического прогресса.

Наша беда заключается в том, что научно-технические достижения начинают применяться и коммерциализироваться намного раньше, чем происходит социальное осмысление их возможных последствий. Причем этот процесс носит необратимый характер. Международное сообщество, например, запретило применение пуль со смещенным центром как варварского вида оружия неизбирательного действия. Но этот запрет ровным счетом ничего не дает, так как нельзя запретить уже открытый технологический принцип. Джинн уже выпущен из бутылки…

 

Необходим глобальный упреждающий мониторинг всех научно-технических разработок и исследований на основе универсального межгосударственного соглашения и соответствующего механизма по его выполнению. Это, однако, лишь часть задачи. Научно-технический прогресс остановить нельзя. Но можно и нужно задать его в конструктивном направлении. Нам кажется, что мысль ученых-трансгуманистов должна быть сосредоточена на решении задачи, каким образом сохранить все достоинства традиционного Homo sapiens и при этом наделить его всеми благами, вытекающими из  познания природы жизни как способа существования белковых тел.

В поисках ответа на этот вопрос мы обращаемся к классикам человековедения. И Константин Циолковский, и  Александр Чижевский, и Николай Федоров считали возможным и необходимым достижение со временем бесконечного продления видовой продолжительности жизни людей. По мнению Пьера Тейяра де Шардена, видовая продолжительность жизни людей слишком коротка для того, чтобы удовлетворять потребностям самовыражения личности. «…Сознание, — писал он в ноябре 1948 г., — с точки зрения опыта определяемое как специфическое свойство организованной сложности, выходит далеко за пределы смехотворно малого интервала, внутри которого мы в состоянии непосредственно его различить»[28].

П. Тейяр де Шарден открыл универсальный закон «увеличения внутренней сосредоточенности (интерьеризации)»[29], который сегодня дает нам ключ к пониманию внутренней сущности процессов увеличения видовой продолжительности жизни людей и построения бионических антропоподных моделей ушедших из жизни.

По его мнению, интерьеризация должна дать выход «неудержимому стремлению человека к социальному объединению, к развитию (освободительному для духа) машинизации и автоматизации, к тому, чтобы «все испробовать» и «все осмыслить» до конца[30]. Французский мыслитель дает краткое и точное определение социобиологической сущности бытия как «биологического синтеза мышления»[31], каковое понятие, по нашему мнению, можно отнести к числу базисных опор в естественнонаучном фундаменте трансгуманистической идеологии выживания, которую предстоит создать.

          По сути дела, Тейяр де Шарден объединил понятия увеличения видовой продолжительности жизни и искусственного восстановления личностей умерших. Для него существует лишь одна ноосфера, включающая в себя как ныне живущих, так и пятьдесят-шестьдесят миллиардов «ушедших в прошлое», которые должны быть восстановлены.

          Известно, сколь скептически относились к этой возможности и Лев Толстой, и Норберт Винер, и многие другие ученые, резонно считавшие, что Земля не в состоянии перенести бремя растущего природопользования. Но для Тейяра де Шардена вопрос о перенаселении Земли не возникал, так как он решил задачу не конкретно, а в общем виде. Синтез мышления, согласно его закону интерьеризации, будет продолжаться, т.е. все большее количество информации об окружающем мире будет концентрироваться во все менее объемном пространстве.

Эта точка зрения противоречит идее другого великого француза Дени Дидро  Denis Diderot), тесно увязывавшего тему бессмертия с темой деторождения. «Потомство, — писал просветитель, — для философов — это потусторонний мир для верующего»[32].

В детях люди видят свое бессмертие. Решение проблемы увеличения видовой продолжительности жизни само по себе не отменяет необходимости преемственности поколений как средства накопления, отбора и обогащения информации об окружающем мире.

Выход должен быть найден посредством объединения  деторождения и познания в одном процессе, в результате которого  возникнет новый организм, соединяющий в себе информацию, накопленную в двух предшествовавших.

При этом старые телесные оболочки отбрасываются как обветшавшая одежда, а число живущих не увеличивается, но... постоянно сокращается и концентрируется или, согласно П. Тейяру де Шардену, «интерьеризируется». В конечном итоге, как можно предположить, на некотором рубеже двуединого процесса любви-познания вся информация об окружающем мире окажется сосредоточенной в одном человекоорганизме… И пусть нас не приводит в смущение тот факт, что прообраз такого организма мы находим в некоем материальном подобии Бога-Сына или, говоря языком К.Циолковского, Галилейского учителя.

Нам представляется, что для практической реализации закона интерьеризации необходимо открыть способы наследственной передачи социальной информации. Определенный задел для этого дает информационная теория антропогенеза. «Весь антропогенез, — писал, например, российский исследователь проблемы В.П. Алексеев, — есть процесс накопления информации и уменьшения энтропии… Чем более высокие и развитые по своей организации формы создает эволюция, тем уже сфера энтропии и тем шире область информации»[33].

С этих позиций переход биологической жизни к недискретной (непрерывной) форме, т.е. форме биологически бессмертного человека, безусловно, антиэнтропийный фактор.

Таким образом, прежде чем вторгаться в деликатную область изменения Homo Sapiens и формирования нового носителя разумной жизни представляется целесообразным решить именно эту центральную задачу «интерьеризации», понимаемую нами как овладение механизмом наследственной биологической передачи социальной информации. Неосторожные и некомпетентные прикосновения к другим областям биологического субстрата человека могут быть чреваты непредсказуемыми негативными последствиями.

В настоящее время пока нет каких-либо реальных доказательств возможности наследственной передачи социальной информации. Скорее всего, это самое большое открытие, которое предстоит сделать науке на историческом этапе трансгуманизма. Своеобразный эмоционально-фольклерный эквивалент этого открытия также может быть найден в религиозных первоисточниках. Это не что иное, как непорочное зачатие Христа.

В опубликованном весной 2006 г. манускрипте, известном как «Евангелие от Иуды», приводятся слова Спасителя, обращенные к Иуде: «...ты станешь превыше всех их. Ибо ты предашь в жертву человека, в которого я был облачен»[34]. Вполне логично понимать эти слова как волю Иисуса освободить свою божественную суть от оболочки человеческой плоти. Если это так, то вся история жизни, мученической смерти и воскрешения Иисуса приобретают вполне рациональные и научно объяснимые черты. Скорее всего, вся наша цивилизация является продуктом рукотворного действа разумной жизни из дальнего космоса, которая воспроизвела себя на одной из удобных для биологической и духовной жизни планет.

В развитие этой гипотезы скажем сразу, что многочисленные научно-фантастические истории о космических путешествиях и пришельцах вряд ли способны выдержать сколь либо серьезную объективную критику. Невероятно огромные пространства Вселенной не оставляют возможности для путешествия по ним классических биологических организмов. Путешествовать может лишь систематизированная информация, передаваемая, как минимум, со скоростью света.

Видимо, именно такая информация была трансплантирована в чрево непорочной Девы Марии и инициировала формирование нового организма согласно программе, заданной нашими братьями по разуму, где бы они ни находились -  в дальнем космосе или в ближнем микрокосмосе.

Познание биологических субстратов мышления и овладение механизмом передачи социальной информации «по наследству» через уже существующие механизмы биологической репродукции позволит найти ответы на б?льшую часть вопросов, возникающих сейчас при прикосновении к чреватой столькими опасностями теме совершенствования человека как биологического вида.

Во-первых, с каждым актом оплодотворения будет рождаться новый организм, сочетающий в себе информацию двух индивидов.  Информационный, эмоциональный и этический аспекты любви объединятся в едином субстрате. Окончание существования старого организма примет безболезненную форму отбрасывания старой обветшавшей одежды.

Во-вторых, благодаря такой биологической интерьеризации информации в одном организме число носителей информации (людей) будет сокращаться.

В-третьих, логичным завершением процесса интерьеризации будет единый и единственный индивид - максимальное приближение Человека к Богу, что, видимо,  и является сутью религии.

 

Совершенствование человека как биологического вида не может быть делом одной науки, одной отрасли познания, одного человека или одной страны. Это должно быть делом всего международного сообщества. Человек разумный и международное сообщество в целом подошли к качественно новому рубежу в своей эволюции, символизируемому трансгуманизмом.

 Либо они перейдут этот рубеж и начнется новый виток развития цивилизации, новый виток движения материи, носителем которого будет биологически бессмертный человек/люди, либо человечество погибнет, и ценности земной цивилизации навсегда и бесследно исчезнут, как, возможно, уже исчезли и канули в Лету многие другие цивилизации в мироздании, невольными продолжателями которых мы являемся.

Говоря так, хотел бы сказать, что я отнюдь не являюсь пессимистом. Более того, глубоко убежден, что земляне в состоянии перешагнуть через роковой рубеж и продолжить свой путь в мироздании. Источником для этого оптимистического воззрения является сам смысл моего понимания связи между бессмертным Богом и смертным Человеком. Человек в этой связи есть материальный носитель бессмертного божественного вечного, своеобразное транспортное средство для путешествия Духа во Вселенной. Переход на новые материальные носители в этой связи не что иное, как смена вида транспорта – с лошади на автомобиль, на самолет, ракету и т.д.

Когда-то в прошлом этот процесс, видимо, уже имел место, и он завершился невероятной концентрацией огромного количества информации в одной точке – Абсолюте, послужившей началом для отсчета нашего пространства/времени. Задача нашей цивилизации - не позволить прерваться этой цепи  циклических преобразований и дать начало новому витку, на котором мы возродимся в новых более совершенных формах.

Наиболее подходящей среди этих форм представляется форма биологически бессмертного человека. Но создание такого человека не может быть частным делом медицины, биологии или какой-либо другой науки. И тем более нельзя отдавать решение этой проблемы на откуп всякого рода мистикам, шарлатанам и аферистам.

          По этим проблемам должна быть выработана и принята на уровне Генеральной Ассамблеи ООН консенсусная позиция международного сообщества. Эта позиция должна заключаться вкратце в следующем.

          Человек достиг уровня развития, на котором становится возможным и необходимым его безболезненное преобразование в новый тип движения материи на основе биологического бессмертия ныне живущих и восстановления умерших в антропоидентичных биологических копиях.

В случае если это не будет достигнуто цивилизованным путем под строгим контролем международного сообщества, научно-технические изыскания легко могут стать объектом соперничества  на этнической и социальной почве, попасть в руки международных террористов и погубить человечество.

Главная задача заключается в том, чтобы организовать такой контроль.

Поэтому я предлагаю международному трансгуманистическому сообществу выступить с инициативой проведения высококвалифицированного научного совещания для выработки соответствующих рекомендаций правительствам по вопросу о перспективах научно-технического прогресса.

 

*                                       *

 

  *  

 

Сведение задач трансгуманизма к решению одной центральной задачи имеет огромное мировоззренческое значение, так как практически речь идет о колоссальной научно-технической Реформации всех мировых религий. Эта Реформация воссоздаст этические идеалы, веру в реальное бессмертие и воскрешение, в смысл нашего бытия на этой Земле как части мироздания и единого универсального разума. Такая вера, безусловно, будет способствовать решению глобальных проблем и вызовов, включая и такие, например, как международный терроризм, противоречия между бедными и богатыми, конфликты на расовой и конфессиональной почве, разрушение среды обитания, демографический взрыв, дефицит энергоресурсов, продовольствия, питьевой воды и т.д.

Мы не можем сейчас ответить на возникающий при этом логический вопрос: что дальше? Но мы можем задать встречный вопрос: не являлся ли Первовзрыв, давший начало существованию известной нам части Вселенной, следствием сознательного акта наших прямых разумных предшественников на бесконечной ленте времени с целью расширить пространственные пределы своего проникновения в глубь материального мира, используя нас как свое прямое продолжение?

Тогда наша цивилизация не является замкнутой системой и к ней не применимо второе начало термодинамики Рудольфа Клаузиуса. Следовательно, мы не подвластны закону нарастания энтропии и не обречены на гибель. Наша цивилизация только может погибнуть, если люди не найдут в себе сил осознать угрожающие им опасности и выработать необходимые упреждающие контрмеры.

К сожалению, человечество занято чем угодно, но только не поисками выхода из глобального кризиса человека и цивилизации. Международные организации погрязли в мелочных территориальных и этнических разборках, международные монополии и правительства соперничают из-за доступа к энергоресурсам. А между тем, может быть, лучшее, что могло бы сделать международное сообщество это подумать над тем, как вообще прекратить бездумное природопользование и научиться жить «по средствам». В противном случае политики и дипломаты уподобляются мальчикам, которые, стоя в луже бензина, спорят, у кого из них спичек больше.

 

Москва, 10 декабря 2009 г.

 


* Доктор политических наук, член Российского национального комитета в поддержку Римского клуба и Российской Ассоциации международных исследований (РАМИ), автор книг «Региональные конфликты на постсоветском пространстве (2002 г.), «Новая идеология для человечества. Как выжить?»(2008 г.).

[1] Келле В.Ж., Идеология, статья в: «Философский энциклопедический словарь» /Гл. редакция: Л.Ф.Ильичев, П.Н.Федосеев, С.М.Ковалев, В.Г.Попов – М.: Сов. Энциклопедия, 1983. 

[2] Фролов И.Т., Перспективы человека: Опыт комплексной постановки проблемы, дискуссии, обобщения. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Политиздат, 1983, с. 244.

[3] Цит. по аутентичной копии, переданной автору Л.В.Комаровым

[4] Купревич Б.Ф. Бессмертие — сказка? — «Наука и религия», 1965, № 9, с. 32.

[5] Пряхин В.Ф. Место проблемы искусственного увеличения видовой продолжительности жизни в марксистской классификации наук. — В сб.: Академик Н.П.Дубинин (ред.). Искусственное увеличение видовой продолжительности жизни: 2-й симпозиум. М., 8–10 декабря 1980 г. Тезисы докладов. — М.: Наука, 1980, с. 44. English version was republished by Herman Le Compte  in his “Rejuvenation” magazine, see:  Pryakhin V.F., The place of the problem of the artificial prolongation of the specific lifespan in the Marxist classification of sciences, In: Rejuvenation, Official Journal of the International Association of the Artificial Prolongation of the Human Specific Lifespan, April 1982, Vol. X, No2, p. 39.

[6] Queen’s Quarterly”, Winter 1962, p. 542

[7] Винер Н. Творец и робот. — М.: «Прогресс», 1986 г., с. 78.

[8] Урсул А. Д. Человечество, Земля, Вселенная. Философские проблемы космонавтики. Изд. «Мысль». М. 1977, с. 204, 205 

[9] Рильке, Райнер Мария. Рассказы о Господе Боге, 1900 г., пер. с нем. Е.Борисова, издательство "Фолио" Харьков 1999

 

[10] Чижевский А.Л. Теория космических эр // Циолковский К.Э. Грезы о Земле и небе. — Тула: Приокское книжное изд-во, 1986. С. 419–427. 

[11] Циолковский К.Э. Соб. соч. Т. 4. Естествознание и техника. — М.: Наука, 1964. С. 196.

[12] Федоров Н.Ф. Философия общего дела: Статьи, мысли и письма / Под ред. В.А. Кожевникова и Н.П. Петерсона. — Верный, 1906. Т 1. С. 663.

[13] Там же.

[14] Там же. — С. 442.

[15] Что особенно важно с точки зрения предмета нашего исследования.

[16] Горностаев А. (Горский А.К.) Н.Ф. Федоров // Известия ЦИК СССР и ВЦИК. 1928. 28 дек. №300.

[17] Vishev I.V. Homo Sapiens to Become Homo Immortalis // Rejuvenation. 1982. April. Vol. X. № 2. P. 25.

[18] Литературная газета, 20 – 26 марта 2002 г., № 5871 

[20] Philosophie und Welt. München, 1963, S. 133.

[21] См. в частности фундаментальное исследование «Междуна­родные отношения ближайшего десятилетия и Россия». Прогности­ческий проект ИМЭМО РАН, выполненный под руководством чл. - корр. РАН Быкова О.Н. М., 1995 

[22]Даллакруа Дж. В поисках внеземных цивилизаций // Америка. 1989. № 396. С. 40.

[23] Шкловский И.С.         Вселенная, жизнь, разум. - М.: Наука, 1976, с.257.

[24] Шкловский И.С.         Там же

[25] См. Фролов И.Т., Маруа М. Хрукость жизни. "Новое время", № 50, 11 декабря 1987 г., с.40

* Более подробно см.:: V.Pryakhin, New Technologies and Terrorism: An Attempt at System Approach in: OSCE Document SEC.GAL/32/02 28 February 2002. Summary Report. Bishkek International Conference on Enhancing Comprehensive Efforts to Counter Terrorism. 13/14 December 2001, Bishkek, Kyrgyz Republic, pp.110 - 114.

* Советскую делегацию на Форуме возглавлял академик Н.Н.Блохин, в состав входили академики М.А.Стырикович, Е.П.Велихов, А.А.Дородницын, А.А.Созинов и др. На столь же высоком уровне были представлены делегации многих других стран-участниц ОБСЕ.

[26] Научный форум Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Гамбург, 1980 г. Док. НUM SOC/GEN 12, с.5

[27] Документы ОБСЕ. ДОКЛАД "НАУЧНОГО ФОРУМА" СОВЕЩАНИЯ ПО БЕЗОПАСНОСТИ И СОТРУДНИЧЕСТВУ В ЕВРОПЕ.HАMBURG 1980, с.2

[28] Тейяр де Шарден П. Феномен человека / Пер. с фр. — М.: Наука, 1987. С. 229.

[29] Тейяр де Шарден П. Феномен человека. — С. 229.

[30] Там же. — С. 234.

[31] Там же.

[32] Цит. по: Французские просветители XYIII века о религии. С. 434–436.

[33]Цит. по: ЮГАЙ Г.А., Общая теория жизни (диалектика формирования)., М., Мысль, 1985. 

[34]Крымов Г., Новое толкование истории, Взгляд. Деловая газета, 7 апреля 2006 г.