Вы - новичок

и хотите больше узнать о движении или вступить в него

Вы - активист

и вас интересует жизнь движения

Вы - инвестор

и вы заинтересовались проектами движения и возможностью финансирования

Вы - журналист

и ищете информацию или хотите взять интервью

Объединение плоти и машин

Дата опубликования статьи: 28.10.2008

В течение по меньшей мере пятисот лет наука и технологии поставляли факты, которые удивляли нас, причиняли нам дискомфорт, приводили нас в отчаяние, а порой в ярость. В начале семнадцатого века после почти пятидесяти лет внимательных наблюдений и сбора информации Галилей нанес удар по церкви, заявив, что Земля не является центром Вселенной, Несмотря на его тактический отказ от своих убеждений, ученым скоро стало очевидно, что Земля — действительно не центр Вселенной, а всего лишь одна из нескольких планет Солнечной системы. Позже они выяснили, что и Солнце - это лишь одна из многочисленных звезд, а затем осознали, что и наша Галактика — лишь одна из многих галактик. Сегодня мы стараемся понять, относится ли это и к нашему миру.

Чарлз Дарвин обнаружил, что люди являются лишь частью царства животных и связаны с животными кровным родством. Сей бесспорный факт даже сегодня продолжает быть предметом политических игр в интеллектуальном бедламе Соединенных Штатов. Двадцатый век не сильно развил эту мысль, но работа Крика и Уотсона показала, что большинство основных генов человека слабо отличаются от таких же генов дрожжевых грибков или фруктовых мушек. В конце века нас потрясла версия, что жизнь появилась вовсе не на Земле, а была занесена с какой-то другой планеты. И наконец, мы узнали, что у человека не так много генов, как мы полагали, — меньше, чем у некоторых животных и даже картофеля.

Каждое открытие бросает вызов нашему представлению о самих себе. Мы теряем свою особенность и растворяемся в окружающем мире. Как это ни тяжело, но мы адаптируемся к новым обстоятельствам, так как ни одно из открытий не является совсем уж неожиданным. Обнаружение внеземного разума может оказаться сильной встряской, и наверняка таковой будет. Но и к этому мы исподволь готовимся, благо все больше народу присоединяется к программе поиска внеземного разума. Все открытия, касающиеся нашего вида, опираются на множество ранее добытых фактов, споров и обсуждений, так что их можно назвать обобщениями.

Судя по всему, в ближайшие пятьдесят лет произойдут новые потрясающие обобщения. Они могут коснуться самой человеческой сущности, что чревато жестокими войнами за сохранение интеллектуальных и религиозных догм. Первые вспышки этих войн уже заметны, и выглядят они очень неприятно. Грядущие обобщения угрожают стереть грань между человеком и машиной, что подразумевает правомерность проведения над человеком любых манипуляций.

 

Ситуация осложняется тем, что технологии, относящиеся к человеческому телу и воспроизводству, скоро полностью изменятся, как это случилось за минувшие пятьдесят лет.

Негласная доктрина современной молекулярной биологии гласит: «Все живые системы, включая нас с вами, являются продуктом взаимодействия молекул». Современная биология основывается на строгом материализме. Не существует ничего, кроме молекул, взаимодействующих согласно действующим на них силам и случайности, обусловленной колебаниями температуры и квантовыми эффектами. Нет никакого эликсира жизни, никаких жизненных сил, никакого подсознания (термин вообще не к месту - G.), никакой души. Такой подход среди ученых не дебатируется, так же как не вызывает сомнений утверждение, что и мы и картофель происходим от общего предка. Если положения о молекулярной основе жизни или эволюции биологических систем окажутся ложными, значит, все (сельское хозяйство, медицина, химическая и фармацевтическая промышленность, эпидемиология, меры по сохранению окружающей среды) базировалось на неверных предпосылках и приносило желаемый результат по воле провидения. Еще парочка-другая новостей о живых системах, и в следующие десятилетия произойдет качественный скачок. Возможно, он сыграет для биологии столь же разрушительную роль, как появление квантовой механики для физики или изобретение компьютера — для математики. Впрочем, основу основой не заденет. Постулат о том, что мы являемся продуктом триллионов взаимодействий бестолковых молекул, останется, это не флогистон и не эфир, это факт, который ежедневно и ежечасно подтверждается тысячами новых экспериментов.

До недавнего времени большинство людей оставалось в блаженном неведении относительно исследований молекулярной биологии и лишь сейчас начинает замечать происходящее. Нынешний президент Соединенных Штатов Джордж Буш-младший посвятил очередное выступление по национальному телевидению стволовым клеткам. Проанализировав скрытые нюансы биологических исследований, он объявил, сославшись на этические и политические соображения, какого рода исследования стволовых клеток правительство намерено финансировать. Несомненно, нашим президентам еще не раз придется решать подобные вопросы. Кроме того, наверняка возникнут разногласия адвокатов с обеих сторон, а на улицы выйдут разгневанные массы с требованиями запретить не только производство генетически модифицированных продуктов, как сейчас, но и технологии, унижающие наше достоинство, равняющие нас с изучаемыми нами же артефактами.

Мы уже начали превращать аналитические инструменты молекулярной биологии, развитые за последние пятьдесят лет, в инженерные инструменты. Это позволяет нам манипулировать самой жизнью, в том числе и человеческой, на самом фундаментальном уровне.

Пятьдесят лет назад, сразу после Второй мировой войны, произошла трансформация инженерных наук. Инженерия, опиравшаяся на рабочую сноровку, превратилась в дисциплину, строго подчиненную физике. Сейчас мы наблюдаем начало новой трансформации инженерии, теперь она будет преимущественно опираться на биологию, хотя и не откажется совсем от связей с физикой. Я возглавляю лабораторию искусственного интеллекта Массачусетского технологического института. В комнатах, где прежде производились кремниевые кристаллы, мы составляем программы из ДНК-последовательностей и вводим их в геном, стремясь создать биороботов. Образно говоря, наша задача на ближайшие тридцать лет — научиться выращивать стол, вместо того чтобы сажать дерево, ухаживать за ним, рубить его, распиливать на доски и так далее. Мы хотим превратить лабораторию в конвейер по сборке роботов из кремния, металла и живых клеток. Пока же мы выращиваем мышечные клетки и используем их в качестве привода в простых устройствах, являющихся прототипами протезов, которые можно будет бесшовно инсталлировать в человеческое тело. Отделения, разрабатывавшие поисковые машины для Интернета, начали изобретать программы, способные анализировать человеческий геном в поисках причин того или иного заболевания. В комнатах, используемых ранее для производства систем автоматизированного проектирования, мы изучаем церебральный контроль за движениями человека, чтобы потом делать нейронные протезы для людей с поврежденным мозгом. А наши специалисты по видеосистемам, которые во времена «холодной войны» разрабатывали алгоритмы для обнаружения русских танков, теперь создают специализированную систему визуализации для использования в нейрохирургии. И такие трансформации происходят с инженерами повсеместно, не только в Массачусетском технологическом институте.

Первыми на себе испытали нейронные протезы люди, имеющие серьезные клинические проблемы. Они хотели компенсировать телесные и внутренние повреждения. Уже давно существуют искусственный регулятор сердечного ритма, искусственный сустав, а недавно появилось и искусственное сердце. Сегодня в обиход входят более сложные нейронные протезы. Десятки тысяч пациентов, страдающих потерей слуха, носят специальные приспособления, имплантированные во внутреннее ухо. Эти имплантаты обеспечивают слышимость полдюжины звуковых частот путем прямой стимуляции периферических нейронов электрическим током. Пациенты слышат благодаря комбинации кремниевых и биологических нейронных схем.

Люди, страдающие дегенерацией желтого пятна сетчатки, станут основными клиентами биоинженеров, когда будет разработан сходный эффективный зрительный имплантат. Ученые по всему миру стремятся создать технологию, позволяющую имплантировать в сетчатку человеческого глаза кремниевую камеру, которая была бы способна передавать изображение прямо на зрительные нервы или отправлять его в соответствующий центр головного мозга. Были проведены эксперименты по кратковременному вживлению подобных устройств. К моменту написания этого очерка трое пациентов носят имплантаты сетчатки уже более года, хотя результаты экспериментов до сих пор не опубликованы. Зрительные имплантаты сделать гораздо сложнее, чем слуховые, хотя бы потому, что необходимы тысячи точных сочинений между чипом камеры и нейронами (для распознания обычной речи достаточно лишь небольшого количества соединений). Однако есть все основания полагать, что имплантаты сетчатки станут столь же распространены, сколь и кохлеарные.

Пациенты, страдающие параличом рук и ног и имеющие высоко расположенную травму позвоночника, не позволяющую говорить и контролировать дыхание, теперь могут с помощью нейронных имплантатов, вживленных в мозг, мысленно управлять компьютерной мышью. Это позволяет им общаться с окружающим миром: блуждать по Интернету, печатать тексты и вести электронную переписку. Иногда роботы помогают им даже управляться с бытовыми делами. Можно рассчитывать, что технологии, позволяющие тяжелобольным не терять человеческое достоинство, будут продолжать развиваться, ассортимент имплантатов расширится, возможности работать увеличатся.

Проводятся и другие эксперименты по вживлению кремния и металла в тело человека для решения медицинских проблем. Например, существует устройство для тренировки мышц после инсульта и травмы позвоночника и для перенаправления нервных сигналов у пациентов с болезнью Паркинсона. Мы надеемся, что к ним сумеют приспособиться критические области головного мозга.

Не за горами времена, когда подобные клинические процедуры начнут использоваться не только в медицинских целях. Через десять — двадцать лет наша культура изменится, и мы будем использовать роботехнику, кремний и металл для совершенствования наших способностей познавать мир и действовать в нем. Здоровые люди смогут имплантировать себе в глаза устройства, позволяющие видеть в инфракрасном или ультрафиолетовом спектре, или имплантировать в мозг прямое беспроводное соединение с Интернетом.

Кроме того, примерно через четверть века развернется широкое использование генной инженерии. Она будет применяться не только в сельском хозяйстве и медицине, как сейчас, но и в нефтяной промышленности, в производстве пластмасс и других материалов, в утилизации отходов и других сферах, которые сейчас сложно вообразить.

Думаю, к 2050 году мы научимся достаточно аккуратно использовать методы генной инженерии для улучшения собственной плоти. И это не станет сенсацией, ведь новые технологии будут базироваться на достижениях «старых» наук.

Одним из первых усовершенствований человека может стать увеличение количества нейронов в коре головного мозга. На крысах такие эксперименты уже проводятся. Если в определенный период развития крысе добавить один слой нейронов в головной мозг, то ее умственные способности увеличатся. Хорошенько изучив гормональный баланс человека, контролирующий развитие мозга в детстве, мы сможем добавлять нейроны к взрослому мозгу, тем самым, повышая свой интеллект и восстанавливая память. Безусловно, будут ужасные ошибки и страшные истории об их последствиях, но они не помешают технологическому прогрессу.

К середине двадцать первого века биотехнологии, вероятно, позволят выбирать физические, умственные и личностные характеристики будущего ребенка. Мы все видели, как возможность определить пол плода изменила соотношение полов в популяциях Китая и Индии, так что сложно предположить, как новое достижение изменит человечество в целом.

Мы также научимся модулировать собственные тела. «Косметический ремонт» за последние двадцать лет получил широкое распространение в западных странах. Через пятьдесят лет на смену хирургии и биохимии в этой области придет генная инженерия. Большинство людей наверняка захотят обзавестись «вечной молодостью», но многие пожелают оздоровиться или приспособиться к определенному образу жизни. Причудливость рода человеческого увеличится настолько, что мы сегодня и представить себе не можем.

Технологии, разработанные для изменения человеческой плоти, найдут применение и в промышленной инфраструктуре. То, что сегодня производится, будет выращиваться (вспомните пример со столом). Генетически модифицированные организмы будут совершать молекулярные манипуляции, повинуясь цифровому управлению. Наши тела и материалы, изготавливаемые на фабриках, будут одинаковыми. Возможно, нам удастся разделить их в своем сознании, как сегодня мы видим разницу между человеческой жизнью и жизнью инкубаторского цыпленка. Но смущение заставит нас глубже задуматься о своем существовании, так что наше видовое самосознание наверняка изменится.

По мере развития научного и технического прогресса мы будем снова и снова сталкиваться с одними и теми же тревожными вопросами: что такое жизнь; что делает нас «людьми»; почему другие существа не достигают человеческого уровня; что такое «сверхчеловек»; какие изменения человеческой природы мы можем принять; этично ли манипулировать человеческой жизнью; этичны ли даже те манипуляции, которые направлены на «коррекцию»; чей вариант «коррекции» лучше; чей вариант «жизни» и «человечности» лучше; какую ответственность несет ученый за манипуляции, над какими бы то ни было формами жизни.

Об этом будут спорить не только ученые. Это будет обсуждать все общество, причем с таким остервенением, что не исключены акты вандализма, а то и полномасштабные войны.

Открытия, сделанные за последние пятьсот лет, изменили наше понимание своего места в космосе. Открытия следующих пятидесяти лет изменят само место. (курсив мой - G.) Мы перестанем быть пассивными наблюдателями порядка вещей и превратимся в операторов, манипулирующих жизнью. Мы выйдем за пределы дарвиновской эволюции. Мы начнем управлять генезисом и как отдельные особи и как вид. По сравнению с грядущими событиями наши эксперименты с расщеплением ядра покажутся детскими играми. Нам придется сдерживать и контролировать свое высокомерие, если мы хотим, чтобы сигналы наших потомков когда-нибудь обнаружили «программы поиска инопланетного разума», развернутые где-нибудь на других планетах.

 

автор: Родни Брукс, - руководитель лаборатории искусственного интеллекта и профессор компьютерных наук в Массачусетсском технологическом институте, а также руководитель и организатор производства корпорации "Айробот" - партнера многих известных компаний в легкой и военной промышленности. Был одним из четырех ведущих в фильме Эррола Морриса "Быстрый, дешевый и неуправляемый", в названии которого использован заголовок статьи Брукса, опубликованной в "Журнале британского межпланетного общества". Автор книг "Машинное зрение, основанное на моделях", "Программирование на языке ЛИСП", "Кембрийский интеллект" и "Плоть и машины: как нас изменят роботы", которая недавно вышла в свет.