Вы - новичок

и хотите больше узнать о движении или вступить в него

Вы - активист

и вас интересует жизнь движения

Вы - инвестор

и вы заинтересовались проектами движения и возможностью финансирования

Вы - журналист

и ищете информацию или хотите взять интервью

О важности программы SETI для трансгуманизма

Дата опубликования статьи: 13.02.2006

Реферат. В статье приводятся доводы в пользу того, что астробиология в целом, и поиски внеземного разума в частности, являются наиболее важными направлениями в стремлении к трансгуманизму. В общих чертах описывается, как можно показать, в лучшем случае, некомпетентность часто цитируемых аргументов в поддержку уникальности человеческого разума в Галактической среде. В дополнение к традиционной аргументации в поддержку SETI в легко представимой форме, в которой значение для будущего человечества очевидно, для особого класса моделей фазового перехода в развитии сложной жизни и интеллекта предлагается другая мощная мотивация: практическое распространение стратегической информации в великой борьбе за создание ценностей на основе материальных ресурсов Галактики.


Если бы сероглазая Афина любила тебя
Так, как она любила Одиссея в те далекие дни
в Трое, куда бы мы все пришли...

Одиссея, Гомер, cca. 800 BC
(Nestor to Telemachos)


1. Введение

Трудно отрицать, что поиск внеземного разума (SETI; недавний обзор см. Tarter 2001) является одной из главных научных приключений в истории человечества. К началу 21 века он остается одним из старейших и наиболее притягательных научных устремлений. Однако SETI является лишь малой долей большого поля астробиологии, поля, которое появилось в настоящий момент, в эпоху взрывного развития науки и технологий (см. недавние прекрасные обзоры Des Marais and Walter 1999; Darling 2001; Ehrenfreund et al. 2002).[i][1] Важнейшие открытия были сделаны в течении последних десяти с небольшим лет, из которых наиболее важными, конечно, явились: открытие большого числа экзопланет, существование множества экстраморфных организмов, возможно составляющих “чрезвычайно горячие биосферы” Томаса Голда; обнаружение подповерхностных вод на Марсе и огромного океана на Европе, а возможно также на Ганимеде и Каллисто; определенное обнаружение аминокислот и других комплексных органических соединений в метеоритах; моделирование органической химии в атмосфере Титана; количественная оценка Галактической зоны пригодного обитания (Gonzalez et al. 2001); развитие нового поколения теорий панспермии (например, Raulin-Cerceau, Maurel, and Schneider 1998), подталкиваемых экспериментами, что даже земные организмы легко выживают в условиях астероидов или при столкновениях с кометами; и т.д. Но роль астробиологии здесь не кончается; как говорится в хорошей фразе (Des Marais and Walter, 1999), “недавние открытия вселяют надежды”. Тот же автор продолжает:

В операционном плане астробиология объединяет ключевые исследовательские дисциплины в программу, которая комбинирует технологическое развитие, дистанционное наблюдение (космические миссии), модельное построение и экстенсивное включение преподавателей-теоретиков и общества. Эта программа адресуется к следующим трем каноническим вопросам: Как в действительности жизнь зарождается и развивается? На самом ли деле жизнь существует ещё где-нибудь во Вселенной? Каково будущее жизни на Земле и в Космосе? Астробиология усиливает связи между наукой, технологией и людьми, создавая интегрированный вид нашего мира, благотворный для некоторой роли, которую будущие поколения будут играть в качестве распорядителей нашей глобальной среды и её ресурсов.

Было бы естественно ожидать что трансгуманизм, определяемый, к примеру, как “исследование разветвлений, перспектив и потенциальных опасностей использования науки, технологии, креативности и различных средств преодоления фундаментальных человеческих ограничений,” (http://www.transhumanism.org/resources/faq.html) будет способствовать развитию многостороннего интереса к астробиологии. (Дискуссия и заключения настоящего исследования применимы даже в том случае, если мы сделаем менее строим, как полагают некоторые трансгуманисты, определениегуманности” для того, чтобы включить любую форму земного происхождения в комплексную форму жизни). Третий “канонический” астробиологический вопрос имеет прямое отношение, очевидно, к вопросам трансгуманизма, но это лишь начало истории. Только в сравнении с другими, возможными или фактическими, формами жизни мы действительно понимаем наши “фундаментальные ограничения” и можем надеяться преодолеть их. Один из базовых уроков астробиологических исследований состоит в том, что все виды обречены на вымирание вследствие астрофизических или геофизических процессов (таких как кометный/астероидные импакты или супервулканизм), если не по другим причинам (типичным для малых отрезков времени[ii][2]). С другой стороны, астробиология также предлагает перспективы сохранения находящихся под угрозой исчезновения форм жизни путём открытия и изучения иных, пригодных для обитания, мест во вселенной; фактически, если гипотеза панспермии верна, то это уже случалось много раз на протяжении Галактической истории. В этом разделе SETI астробиология дает проблеск надежды на возможное будущее развитие цивилизаций разума и добывает знания, необходимые для выживания на гораздо более широком пространственном и временном диапазоне существования, чем обычно рассматривалось (Dick 2003; подробнее об этом ниже). Короче, астробиология, как кажется на первый взгляд, должна определенно стать научной базой устремлений трансгуманистов.

Довольно любопытно, но некоторые трансгуманисты разделяют точку зрения, ранее поддерживаемую исключительно религиозными (особенно христианскими) фундаменталистами, что разумная жизнь на Земле уникальна, по крайней мере в Галактической среде.[iii][3] Поэтому они не проявляют какого-либо интереса к вопросам астробиологии и SETI, даже в том контексте, где они прямо (и возможно отрицательно) влияют на некоторые базовые принципы трансгуманизма. Подобного рода мысль выражена, в частности, например в другой известной статье об экзистенциальных рисках на пути эволюции человечества (Bostrom 2001):

Вероятность столкновения с инопланетянами в ближайшее время кажется маловероятной... Однако если всё пойдёт хорошо и мы разовьёмся в межгалактическую цивилизацию, мы вполне можем однажды в далеком будущем случайно встретиться с инопланетянами. Если они будут враждебны и если (по некоторым неизвестным причинам) они будут обладать значительно более высокими технологиями, чем мы к тому времени, то они могут начать процесс нашего порабощения. Или если они инициируют фазовый переход вакуума в своих высоко-энергетических физических экспериментах (см раздел Взрывы), то мы можем однажды столкнуться с последствиями. В силу того, что пространственное распространение нашей цивилизации на этой стадии будет, вероятно, весьма большим, завоевание или разрушение будет занимать относительно долгое время для полного завершения, создавая сценарий хлопушки, а не взрыва. ...

Должен быть (по меньшей мере) один Большой Фильтр – эволюционный шаг, чрезвычайно невероятный – где-то на линии между планетами земного типа и детектируемыми цивилизациями-колонизаторами [64]. Если Большой Фильтр не расположен в нашем прошлом, то мы должны бояться его в нашем (близком) будущем. Возможно почти каждая цивилизация, достигающая некоторого уровня технологий, становится причиной своего вымирания.

К счастью, то, что мы знаем о нашем эволюционном прошлом согласуется с гипотезой, что Большой Фильтр позади нас. ... Эта ситуация изменится драматически, если мы обнаружим следы жизни (исчезнувшей или нет) на других планетах. Такое открытие будет плохой новостью. Обнаружение сравнительно продвинутых форм жизни (многоклеточных организмов) будет особенно угнетать.

Таким образом, нас подводят к странной ситуации, что из всех научных дисциплин, астробиология является единственной, чьи успехи НЕ желательны. Это в частности прилагается к SETI сектору астробиологических исследований. К прочим выражениям протеста против SETI проектов, предлагается добавить ещё одну: защиту психологического благополучия человечества, то есть необходимость избегать быть “подавленным”!

Эта точка зрения основана на важной статье Хэнсона (Hanson, 1998), который ввел термин “Большой Фильтр”. Хэнсон описывает некоторую лестницу шагов, ведущих от мертвой материи к разумной жизни, колонизирующей Вселенную. Эти шаги включают физико-химические, биологические и социотехнологические явления. При отсутствии каких-либо признаков продвинутой разумной жизни во Вселенной, мы должны заключить, что где-то вдоль лестницы мы имеем “фильтр”, т.е. один или более шагов, которые весьма маловероятны. Слова Хэнсона “чья-то история неверна” означают, что этот фильтр лежит по крайней мере в области одной из конкретных наук, чьи предсказания неверны по отношению к наивным ожиданиям. Статья Хэнсона, хотя и не полностью скептически настроенная относительно существования внеземных цивилизаций, всё же имеет по меньшей мере три проблемных особенности. Первая состоит в неправомерности предположения о том, что большинство разумных существ будет стараться расширить свою зону влияния и колонизовать Млечный Путь. Вторая состоит в пропуске рассмотрения рисков, присущих нашему астробиологическому положению. Заметим, что Хэнсон, по-видимому, почти полностью игнорирует многочисленные физические факторы, которые могут прекратить или ограничить рост жизни после того, как она уже стартовала. Третья и наиболее важная проблематичная посылка статьи Хэнсона состоит в том, что она вводит некоторое “циклическое” напряжение между оптимизмом на будущее человеческой жизни и оптимизмом на жизнь вообще в космическом контексте:

Вместе эти правдоподобные объяснения побудили многочисленные команды к построению относительно высоких оценок вероятности того, что любая одиночная планета в конце концов породит разумную жизнь, подобную нашей, используя заниженные оценки для каждой переменной фильтра в известном "Уравнении Дрейка".

Аналогично, технологические "оптимисты" взяли стандартные экономические тенденции и наше стандартное понимание эволюционных процессов для обоснования правдоподобности вышеприведенной концепции, что наши потомки имеют порядочный шанс колонизации солнечной системы и затем, с увеличивающейся скоростью и надежными технологиями космических путешествий, колонизируют другие звёзды и галактики. Если это так, то наши потомки имеют предсказуемый шанс достичь такой взрывной точки за космологически короткое время (скажем за миллион лет)...

Пока все эти истории по меньшей мере минимально правдоподобны, наша основная точка зрения подразумевает, что по крайней мере одна из этих правдоподобных историй неверна – один или более из этих шагов гораздо менее вероятен, чем кажется. Если это один из наших шагов в прошлом, такой как развитие одноклеточной жизни, тогда нас не стоит надеяться увидеть такую независимо развитую жизнь где-либо в радиусе миллиардов световых лет от нас. Но если это шаг между сегодняшним днем и выбором для взрыва, что очень маловероятно, то мы должны бояться нашего будущего. По меньшей мере, наш потенциал должен быть намного меньше чем кажется. Оптимизм (в том виде как он здесь определен) по отношению к нашему будущему противостоит оптимизму легкости предыдущих эволюционных шагов. Считая, что наши успехи были легкими, то наша неудача расцвета в будущем является почти предрешенной.

Как следствие такого широко распространенного суждения, превалирующего в атмосфере технического оптимизма в кругах трансгуманистов (и обычно образованных людей), превращается легко в индифферентность или враждебность по отношению к проблеме SETI и связанной с этим активностью.[iv][4]

К сожалению, ситуация не столь проста. В оставшейся части этой статьи мы приведем аргументы, что тема существования и определение свойств внеземного разума, так же как и его влияние на будущее человеческого развития, должно быть очень серьёзно принято во внимание при любом анализе будущего человечества. Скептицизм, выраженный Бостромом, почти непозволителен даже сегодня, когда астробиологические исследования только в самом начале. Например, даже гипотеза “редкая Земля” (Ward and Brownlee, 2000), которую многие исследователи считают саму по себе довольно экстремальной, полагает, что простая бактериальная жизнь вездесуща в Галактике, хотя предполагает (спорная часть!) что комплексные многоклеточные на самом деле очень редки в Галактике. Достижения биохимии и молекулярной биологии (признаки чего осознаются всеми, от продавцов ванн до фондовой биржи) не могут нас обманывать в предчувствии, что мы продвигаемся всё ближе к пониманию происхождения и действия механизмов жизни совершенно естественным способом. Аналогично, новая версия компьютеризма (“сильный ИИ”, “функционализм,” и т.д.) даёт нам основания считать, что механизм происхождение и основ мышления и разума сам по себе в конечном счете должен пониматься схожим, естественным, образом. SETI-скептицизм восходит к тезису—вероятно уникальному во всей истории науки—что совершенно естественное явление случилось лишь однажды в огромной области пространства и времени, когда оно могло бы на первый взгляд, prima facie, происходить миллиарды раз.[v][5]



2.Аргументы против ETI являются недостаточными и неверными

Идея уникальности Земли и разума основана на двух аргументах, наиболее часто цитируемых в этой связи:

1. Вопрос Циолковского-Ферми-Вьюинга-Харта-Типлера[i][6] “Где они?” Или в его современной фон Неймановской постановке о роботах.

и

2. Картеровскийантропныйпринцип.

Циолковский, Ферми, Харт и их последователи исходят из этих двух базовых посылок: из отсутствия инопланетного разума на Земле и в Солнечной Системе, и того факта, что они имеют при прочих равных условиях, ceteris paribus, более чем достаточно времени в истории Галактики для визита либо лично, либо с помощью своих самореплицирующихся роботов. Характерное время для колонизации Галактики согласно этим исследованиям составляет порядка 106 – 108 лет, что делает факт того, что Солнечная система, очевидно, не колонизована - труднообъяснимым и не иначе как свидетельством отсутствия инопланетных культур. С другой стороны, антропный аргумент Картера (“аргумент невежества” здесь был бы более уместен) пытается подвести нас к заключению о возможной связи между установленной астрофизической (t*) и биологической (tl) шкалой времени. В Солнечной системе t* » tl, с фактором два. Однако в общем случае должно быть либо tl >> t* или t* >> tl для двух некоррелированных переменных. В последнем случае, однако, трудно понять, почему самая первая населенная планетная система (то есть Солнечная система) проявляет поведение t* » tl , поскольку мы бы тогда ожидали, что жизнь (и разум) возникла на Земле, и вероятно в других местах Солнечной системы, гораздо раньше чем они появились на самом деле. Это даёт нам вероятностную причину верить, что tl >> t* (в этом случае антропный отбор хорошо объясняет, почему мы действительно получаем t* » tl случай в Солнечной системе). Таким образом, согласно Картеру, внеземная жизнь и разум должны быть очень редкими, и поэтому мы их до сих пор не наблюдаем.

Как (1) так и (2) в лучшем случае неконструктивны, а в худшем совершенно неверны. Хотя детальные опровержения не входят в цели и задачу настоящей статьи, мы дадим только несколько намёков, отсылающих заинтересованного читателя к цитируемой литературе. Во первых, временная шкала колонизации всё ещё очень неопределенна; например, диффузионные модели Ньюмана и Сагана (1981) дают надежную шкалу времени как ~109 лет, которая бы соответствовала примитивному ответу на заданный вопрос Ферми: Они всё ещё в пути! Во вторых, цель мотивации колонизаторов, и в частности их фон Неймановских роботов, гораздо менее ясна и непротиворечива, чем “пессимисты контакта” хотели бы нас уверить. Заметим, что по предположению Брина (Brin, 1983) в его обстоятельном обзоре, сценарий “мертвых роботов” (идея, где доминантное поведение самореплицирующихся роботов состоит в разрушении зарождающихся цивилизаций, а не колонизация) представляет собой просто одно из нескольких теоретически удовлетворительных объяснений “Большого Молчания”. В схожем ключе Киноучи (Kinouchi, 2001) недавно привел аргумент в пользу того, что явление сопротивляемости, хорошо известное из статистической физики, даёт ключ к объяснению кажущегося отсутствия внеземных цивилизаций; в этой картине, колонизация Галактики продвинутыми ETI уже могла бы длиться какое-то время без влияния на Солнечную систему. Уилсон (Wilson, 1994) убедительно раскритиковал использование Картером антропного принципа для доказательства того, что жизнь редко встречается во вселенной.

Но наиболее важная линия рассуждений, с помощью которой можно легко разбить как аргументы Ферми-Харта-Триплера, так и Картера, состоит в исследовании неучтенных временных положениях в этих аргументах. Ферми и другие предполагают, что история Галактики однородна в том смысле, что продвинутые технологические сообщества могли возникать в любой точке в галактической истории. Исключением было бы, возможно, первые два миллиарда лет, когда в ней было довольно низкое содержание металлов. Плодотворный прорыв Лайнвивера (Lineweaver, 2001) позволяет нам впервые вычислить распределение возраста для планет земного типа, которое не однородно по времени, а достигает пика в возрасте 6.4 ± 0.9 миллиардов лет; другими словами, средняя экзопланета Млечного Пути почти на два миллиарда лет старше Земли! Это даёт нам повод убедится, что упрощенный униформизм непозволителен в астробиологии. В своей аналогии Картер полагает, что единственной значимой астрофизической временной шкалой является Главная Звездная Последовательность. Униформизм явно не проявляется в астрофизике и космологии, по крайней мере с момента отказа от классической теории стационарности в середине 1960-х годов (Kragh 1996). Сегодня мы можем совершенно определенно сказать, что эволюционные свойства астрофизических систем время от времени управляются процессами либо уникальными (как первичный нуклеосинтез или реионизация межгалактической среды[i][7]), либо встречаются на временной шкале в настолько более широком по сравнению с временем жизни человеческой цивилизации диапазоне, что вероятность их фактического наблюдения почти равна нулю (как недавно рассчитанная эволюция звёзд типа M-карликов[i][8]). В частности, если модель фазовых переходов, схематически описанная в великолепной короткой статье Аннис (Annis, 1999; см также Clarke, 1981), является верной (во что есть всё больше и больше оснований верить), то самой важной временной шкалой является шкала, описывающая интервалы между главными галактическими катастрофами, препятствующими комплектации планетарных биосфер и, следовательно, развитию разумных наблюдателей. Имеется несколько правдоподобных кандитатов среди прочих процессов на этот механизм глобальной регуляции. Наиболее сильными, как полагает Аннис в своём исследовании, являются вспышки гамма-лучей (далее GRB), которые излучаются в результате слияния двойных нейтронных звёзд или возникают в результате взрыва сверхмассивных звёзд, известных также как гиперновые (обзор GRB механизма см. Piran 2000).

Астробиологические эффекты последствий GRB недавно были исследованы в большом количестве статей (Thorsett 1995; Dar 1997; Scalo and Wheeler 2002), и большое количество более старой литературы по исследованию эффектов взрывов сверхновых также полезно в этом случае (см., например, Tucker and Terry 1968; Ruderman 1974; Clark, McCrea, and Stephenson 1977). Кажется, что каждый GRB окружен “летальной зоной”, внутри которой его действия смертельны для комплексных форм жизни эукариот (Scalo and Wheeler, 2002). Радиус этих зон составляет примерно ~14 кпс, довольно большой в сравнении с размерами пригодной для жизни галактической зоной. Точные эффекты действия GRB внутри “летальной зоны” ещё достаточно спорны, но уже ясно, что там будут действовать по меньшей мере два смертоносных эффекта, способные вызвать массовую гибель: 1. образование окислов азота (обычно обозначаемых как NOx) в верхних слоях атмосферы, что разрушит озоновый слой на тысячи лет и, таким образом чрезвычайно увелит поток ультрафиолетовой радиации UV на поверхность планеты; и 2. образование с большой задержкой потока космических лучей, которые смогут проникать сквозь атмосферу (и даже горные породы и почву на несколько км в глубину) и причинять различные типы повреждений в биологических материалах. Оба этих эффекта являются продолжительными в сравнении с самой GRB, таким образом воздействуя на объекты полусферы в направлении от источника. Фактически последствия в биологическом домене могут продолжаться много поколений, особенно когда мы рассматриваем такие эффекты как увеличение частоты раковых заболеваний и иногда увеличение длин интервалов вымирания видов, когда популяция уменьшается ниже так называемой минимально жизнеспособной популяции (отчет по популяции см. в Raup 1991).[i][9]

Другими предполагаемыми процессами регуляции является: изменение климата в результате взаимодействия с галактическими спиральными рукавами (Shaviv 2002); гибель от потоков нейтрино (Collar 1996); галактические приливы, приводящие к пертурбациям в кометном облаке Oort (Clube and Napier 1990; Rampino 1998).[i][10] Их общим свойством является то, что они глобальны, т.е. влияют в целом на Галактическую Зону Жизни или на большую её часть. GRB-регуляция, однако, имеет ещё одно важное свойство: возможность количественной оценки вероятности долговременной эволюции, которая объясняет наше собственное существование в этой конкретной эпохе галактической истории. Заметим, что космология предполагает, что скорость GRB ведет себя в среднем как величина пропорциональная µ exp(–t/t), с временной константой t порядка 109 лет (Annis 1999). Однако мы должны быть уверены (Norris, 2000), что в механизме регуляции нетизбыточности” и что наше собственное существование поддается объяснениюа не фантастически невероятно!—по естественнонаучной терминологии. Это вполне достижимо в рамках картины GRB-доминирующих фазовых переходов: космология гарантирует нам, что средняя скорость GRB увеличивается с ростом красного смещения, т.е. уменьшается в течении комического времени. Когда скорость катастрофических событий высока, имеется некий вид квазиравновесного состояния между естественной тенденцией жизни к распространению и сложностью, а скорость разрушения и исчезновения управляется механизмом регуляции. Когда скорость становится ниже некоторого порогового значения, разумные и пространственно процветающие виды могут возникать в интервале между двумя GRB-индуцированными исчезновениями, и Галактика переживает фазовый переход: от существенно мёртвого места, с островками низкоуровневой жизни, ограниченной планетарными поверхностями, она начнет, на очень коротком отрезке времени по шкале Ферми-Харта-Типлера, наполняться жизнью высокой степени сложности. Мы живём внутри этого захватывающего интервала времени, в состоянии неустойчивости (Almбr 1992), на грани Галактического фазового перехода.[i][11]

Ясно, что этот класс моделей эффективно устраняет веские аргументы против существования внеземного разума как в предположениях Ферми-Харта-Типлера, так и Картера. Где-то в Галактике есть другие планеты с достигнутым уровнем сложности более или менее схожим с земным. В каждой из них, некий Ферми может задать свой вопрос, но это не лишает других существования. Просто у них не было достаточного количества времени достичь нас, поскольку астробиологическая история (если рассматриваются сложные многоклеточные) отличается и значительно короче истории скрытых масс, звёзд и газовых облаков, которые составляют физическую структуру Галактики. Локальные астробиологические часы могут идти с различной скоростью, но они время от времени возвращаются в исходное положение глобальным механизмом регуляции. Но вопрос Ферми быстро становится уместным, когда мы начинаем осознавать, что в течении фазового перехода многие продвинутые разумные цивилизации ограничены в своём внутреннем развитии, но не все ограничены в расширении своих возможных пространственных пределов (то есть, чтобы колонизировать Галактику) в том же самом интервале времени. Мы вернёмся к этому важному моменту позднее.

С другой стороны, само существование строго очерченных астрофизических и биологических временных диапазонов налагает запрет на предположение в аргументе Картера. Это предположение неверно в контексте моделей фазового перехода. Реальные временные рамки являются специфичными для каждой планетной системы, в зависимости от таких факторов как положение системы в Галактической Зоне Жизни (GRB распределение имеет как пространственный, так и временной аспекты!), своеобразие локальной среды (например, плотность и распределение комет/астероидов, представляющих опасность импактов, или количество радиоактивных изотопов активизирующих тектонику плит и сопровождаемых рециркуляцией углерода), и из критических важныхэто эпоха Галактической истории. Другими словами, не существует физических причин почему на планете A, на расстоянии от центра Галактики RA и в эпоху tA мы не можем иметь tl >> t* тогда как на планете B (характеризуемой RB, tB, и вероятно некоторыми другими астробиологическими параметрами) мы можем иметь tl << t*. Зависимость от эпохи очень важна; поэтому можно перефразировать заглавие спорной книги Редкая Земля (Ward and Brownlee, 2000) следующим способом: Земля может быть редкой во времени, но не в пространстве. Этот сорт моделей может пролить новый свет на уравнение Дрейка (Walker and irkovi 2003; irkovi 2003). Другими словами, перефразируя слова Гомеровского старого Нестора, достаточно легко быть мудрым (разумным) в текущую эпоху галактической истории, в отличии от предыдущих эр!

3. SETI и трансгуманизм

Если мы принимаем недостаточность аргументов против существования ETI (что, конечно, не означает что аргументы в пользу ETI очень сильныпросто этот случай совершенно открыт!), то нас могут спросить о возможной важности вопросов и пользы реализации проектов SETI с точки зрения трансгуманистов. Мы в деталях рассмотрим три главных источника значимости (и в самом деле важных) стремления решить проблему SETI для трансгуманизма. Первые два довольно просты, но к ним добавляется третий, вытекающий из самой физики моделей фазового перехода.

3.1. Классические преимущества Дрейка и др.

В период “контактного оптимизма” в 1960-х и 1970-х годах 20 века некоторые выгодные аспекты проектов SETI были перечислены такими пионерами как Франк Дрейк, Карл Саган, Рональд Брейсуэл и другие (например, Bracewell 1975). Указывалось, что проекты SETI являются дешевыми и эффективными, предлагающими получение ценных не связанных с ETI научных данных, позволяющих тестировать астрономическую (особенно радиоастрономическую) аппаратуру и играть важную роль в образовании. Вдобавок, посредством уникального сочетания междисциплинарных и общественных интересов, SETI предлагает превосходный способ передачи общенаучных знаний непрофессионалам; работа Карла Сагана по чтению публичных лекций по астрономии является, возможно, наиболее великолепным примером того, что может быть сделано в этом аспекте. Стокс приводит примеры, которые трудно квалифицировать количественно или получить неуловимую выгоду от чувства сплоченности человечества перед лицом безбрежности космоса и потенциально большого разнообразия инопланетных форм разума.

Нет необходимости подробно останавливаться здесь дольше на этих вопросах, поскольку они сегодня точно такие же как в то время, когда были предложены. Последующее развитие только усилило некоторые моменты: в частности оптические, IR, и прочие SETI проекты раздвинули горизонты для получения дополнительной научной пользы, а сплоченность человечества определенно кажется сегодня более желательной, чем раньше.

3.2. Знание того, что можно проскочить “Большой Фильтр”

Хотя антропный аргумент Картера имеет меньшую силу, чем обычно предполагается, однако нет эквивалентности в утверждении, что из антропных рассуждений мы не можем извлечь важные уроки относительно нашей связи с физической вселенной. Как раз наоборот: центральная проблема исследований SETI может быть выражена (Hanson, 1998) как вопрос “Где мы находимся сейчас вдоль ‘Большого Фильтра’?” Чересчур оптимистично утверждать, что Большой Фильтр позади нас, и слишком пессимистично требовать, что мы находимся в его начале. Имеются веские причины считать, что мы находимся, фактически, где-то посередине, потому что хотя мы и преодолели множество возможных экзистенциальных рисков в прошедшие пару миллиардов лет, некоторые из них всё ещё угрожают нам. В особенности угрожающе велика опасность глобальных ядерных, биотехнологических и нанотехнологических катастроф вследствии непреднамеренного или случайного применения этих мощных технологий. К этим рискам, довольно широко обсуждавшимся публично в последние годы, можно добавить другие, менее определенные, но потенциально разрушительные сценарии наподобие выхода из-под контроля ИИ или искусственное инициирование вакуумного фазового перехода (Bostrom, 2001). Подобный спектр экзистенциальных рисков превращает ряд людей в пессимистов насчет перспектив нашего будущего (например, случай со Стивеном Хокингом, чьё интервью в августе 2001 года в “Daily Telegraph” спровоцировало к себе внимание во всем мире). Ответ Стокса на вопрос Ферми несколько десятилетий назад—особенно в период Холодной Войны—был буквально следующим: они не прилетели к нам потому, что разрушили себя в момент создания ядерного оружия. (Сегодня мы можем подставить вместо этого любую предпочитаемую технологию светопреставления). Пессимизм часто несет с собой фатализм и даже безответственность (в итого, что только кажется парадоксальным, увеличивая шансы катастрофы).

Лучшим антидотом для такого рода экзистенциального пессимизма было бы обнаружение продвинутого ETI сообщества или ему эквивалентной сущности.[i][12] Уже сами технические средства, используемые таким сообществом, дадут нам какую-то идею о том, какие технологии используют подобные ETI без саморазрушения. Но даже без какой-либо детализированной информации, сам факт успеха SETI даст нам жизненно важную информацию о том, что можно пройти “Большой Фильтр”. С другой стороны, если мы не будем заниматься проблемой SETI, то мы не можем ждать успеха; по крайней мере до тех пор, пока не будет слишком поздно и здесь мы подходим к наиболее важному вопросу в списке преимуществ от SETI.

3.3. Знание (потенциального) соперника!

К довольно хорошо известным и опубликованным выгодам SETI, мы должны теперь добавить ещё одну, фактически до сих пор не исследованную, по крайней мере вне кругов НФ. Главный урок моделей фазового перехода состоит в том, что начиная с некоторой эпохи в нашем сравнительно недалёком прошлом, вся Галактика открыта для колонизации и технологизации для тех, кто случайно оказался там или кто имеет очень небольшое по астрономическим меркам преимущество. Очевидно, что главная цель колонизации Галактики состоит в том, чтобы использовать физические галактические ресурсы для создания новой жизни, новых точек наблюдений и принципиально новых ценностей. Конечно, любой детальный анализ этого процесса цепляется за то, что могло бы называться “межзвёздной политической экономикой”, и, в частности, анализ риска/преимуществ межзвёздных путешествий и колонизации. Для целей этого беглого исследования мы рассмотрим только те предположения, которые выставляются “пессимистами контакта” в формулировке парадокса Ферми: что межзвёздные путешествия физически осуществимы и по меньшей мере некая конечная доля всех цивилизаций будет участвовать в этом.

Период фазового перехода похож на гонку, когда после стартового выстрела пистолета многие участники стремятся достичь одной и той же цели. Добавим к этому долю изменчивости исходных условий (бегуны, которые не будут стартовать точно с той же самой стартовой линии), врожденной изменчивости (внутренних различий между сообществами ETI), плюс возможность договорённостей, конфликтов и кооперации. В любом из этих случаев, мы можем вполне прийти к заключению, что любое знание о соперничающей с нами цивилизации[i][13], полученное с помощью SETI, является бесценным ресурсом. Этот аспект SETI может быть, очень свободно, понимаем как новая форма (буквально) интеллектуальной сборки.[i][14]

Это, конечно, определенно не означает, что стремление к влиянию над ресурсами на Галактической шкале должна представляться как схватка без правил за материальные ресурсы аналогично битве Европейских стран за колонии в 18 и 19 вв., или как нечеловеческая жестокость, сопровождающая сегодняшнюю борьбу Запада за нефтяные ресурсы Ближнего Востока и Азии. Контакт может иметь подобный аспект—и рассмотрение экзистенциального риска в духе Бострома здесь уместно—но о нём можно также думать как о пути к совершенствованию и созидательности при осуществлении этого колоссального устремления. Это можно рассматривать как аргументировано наиболее естественное продолжение культурной эволюции, от которой так сильно зависит поле SETI (Dick 2003).

Мы понимаем, особенно сильно в данном ключе, почему беспросветная трактовка Бостромом возможного катастрофического контакта с пришельцами неудовлетворительна. В каких то иных обстоятельствах и условиях это бы нас не беспокоило бы вовсе; но в контексте дебатов по экзистенциальным рискам нельзя оставить не сведенными концы с концами.

(Спорно, но модели фазового перехода предлагают больший простор для оптимизма, поскольку создание ценностей вместо экспансии лучше объясняет “Большое Молчание”. Предполагается, что материальные ресурсы Галактики просто не могут быть преобразованы в ценности в течение довольно малого по астрономическим меркам времени в будущем, вне зависимости от того что мы, люди, решим делать. С другой стороны, этот тип оптимизма может звучать безрадостно для трансгуманистов, поскольку он никак не гарантирует дальнейшую судьбу человечества в противоположность псевдо-религиозным эсхатологиям, таким как известная теория Омега-точки Франка Типлера. Однако это всё таки больше того, что наука обычно предлагает, опять же в противоположность религии. Для некоторых это всё же может звучать утешительно в том смысле, что даже если глупость и иррациональность восторжествуют здесь, на Земле, и мы разрушим или искалечим себя, то Галактика тем не менее всё же будет богата жизнью, разумом и ценностями.)

4. Заключение

Мы приходим к заключению, что скептицизм относительно SETI, является в лучшем случае безосновательным, а в худшем случае - может серьёзно нанести вред долгосрочным перспективам человечества. Если ETI существуют, вне зависимости от их дружелюбности или враждебности (и даже за пределами таких простых разграничений), то они важны для нашего будущего. Пренебрежение этим противоречит базовым принципам трансгуманизма. Чтобы оценить это, достаточно лишь вообразить последствия успеха SETI для любого аспекта интересов трансгуманизма; и потом утверждать, что такой успех можно было бы достичь и без подобных попыток, а если бы они прилетели к нам то это, очевидно, означало бы, что мы безнадежно отстали в гонке Галактических цивилизаций.

Мы находим признак достаточно тонко скрытого антропоцентризма в обычном понимании “Большого Фильтра” (выраженный ранее цитатой из Хэнсона). Похоже, мы подошли к дилемме: либо мы оптимисты насчет инопланетной жизни и SETI, либо мы оптимисты насчет нашего конкретного (гуманистического/постгуманистического) будущего. Мы находим эту дилемму ложной и чуть-чуть лицемерной, как и весь аргумент «человек-как-мера-всех-вещей» начиная от Пифагора до наших дней. Мы можем иметь обе вышеприведенные альтернативы; мы можем быть оптимистами о жизни и разуме в целом. И только будущие астробиологические исследования могут убедительно показать, в какой степени наш оптимизм в обоих случаях оправдается.

Все, кто когда-либо брался за прояснение данного вопроса, согласятся, что инвестирования в SETI неизменно составляют лишь небольшая часть научных инвестиций любой цивилизации. Даже затраты на наиболее амбициозные SETI проекты (такие как CYCLOPS; см. Oliver 1973) мизерны по сравнению с такими направлениями исследований, обычно рассматриваемых как желательные и ценные, как создание искусственного интеллекта, организация эффективной защиты от столкновений с астероидами или построение ONeill колоний (не считая такие более амбициозные проекты, как терраформинг планет и аплифтинг звездного вещества[i][15]). Таким образом, нет реальных экономических причин для пренебрежения этим полем исследований, так же как и в целом астробиологией, если отказаться от предвзятых мнений и фальшивых аргументов. По крайней мере этот аргумент действует до тех пор, пока он реально необходим для влияния в целом на общественное мнение, чтобы поддержать данный вид научных исследований; будем надеяться, что в будущем богатом обществе подобные исследования смогут выполняться отдельными энтузиастами даже в том случае, если большинство всё ещё будет продолжать рассматривать его ненужным или даже нежелательным.

Конечно, всё это относится к долгосрочному прогнозу. Никакая теоретическая модель не может гарантировать успех SETI на кратковременном отрезке времени, определенно не на шкале сегодняшней продолжительности жизни человека. Но здравое сочетание долгосрочного прогноза с долгосрочным планированием кажется неизбежным, если мы желаем дать нашим потомкам хоть какую-то перспективу жить под миллиардами солнц Млечного Пути.

Благодарности. Огромное спасибо Роберту Дж. Брэдбери и двум рецензентам журнала JET за замечания, которые в огромной степени помогли улучшить предыдущую версию рукописи. Автор благодарит Saaa Nedeljkovi, Vesna Miloaevi-Zdjelar, Ivan Almбr, Olga Latinovi, Branislav Nikoli, Vjera Miovi и Milan Bogosavljevi за их весомую техническую помощь. Nick Bostrom, Richard Cathcart, Irena Dikli, James Hughes, Larry Claes, Fred C. Adams, Ivana Dragievi и Slobodan Popovi также заслуживают благодарности за полезные обсуждения связанных с данной темой вопросов.

Ссылки

Almбr, I. 1992, “Analogies between Olbers’ paradox and the Fermi paradox,” Acta Astronautica 26, 253-256.

Annis, J. 1999, “An Astrophysical Explanation for the Great Silence,” J. Brit. Interplan. Soc. 52, 19 (preprint astro-ph/9901322).

Bostrom, N. 2001, Existential Risks, Journal of Evolution and Technology, vol. 9 (online journal at http://www.jetpress.org/index.html).

Bostrom, N. 2002, Anthropic Bias: Observation Selection Effects in Science and Philosophy (Routledge, New York).

Boyce, C. 1979, Extraterrestrial Encounter: A Personal Perspective (David & Charles, Newton Abbot, UK).

Bracewell, R. N. 1975, The Galactic Club: Intelligent Life in Outer Space (W. H. Freeman, San Francisco).

Bradbury, R. J. 2001, “Matrioshka brains,” preprint at http://www.aeiveos.com/~bradbury/MatrioshkaBrains/MatrioshkaBrains.html.

Brecher, K. 1997, Did A Galactic Gamma-Ray Burst Kill the Dinosaurs?Bull. Am. Astron. Soc. 29, 1400.

Brin, G. D. 1983, “The ‘Great Silence’: the Controversy Concerning Extraterrestrial Intelligence,” Q. Jl. R. astr. Soc. 24, 283-309.

Cathcart, R. B. 1991, “Macro-engineering and terraforming: building modernized and additional functional regions,” Spec. Sci. Tech. 14, 34-40.

Clark, D. H., McCrea, W. H., and Stephenson, F. R. 1977, Frequency of nearby supernovae and climatic and biological catastrophes,Nature 265, 318-319.

Clarke, J. N. 1981, Extraterrestrial Intelligence and Galactic Nuclear Activity,Icarus 46, 94-96.

Clube, S. V. M. 1978, “Does our galaxy have a violent history?” Vistas in Astronomy 22, 77-118.

Clube, S. V. M. and Napier, W. M. 1990, The Cosmic Winter (Basil Blackwell Ltd, Oxford).

Collar, J. I. 1996, “Biological Effects of Stellar Collapse Neutrinos,” Phys. Rev. Lett. 76, 999-1002.

Criswell, D. 1985, “Solar system industrialization: Implications for interstellar migration,” in Interstellar Migration and the Human Experience, ed. by B. Finney and E. Jones (University of California Press), 50-87.

irkovi, M. M. 2003, “On the Temporal Aspect of the Drake Equation and SETI,” Icarus, submitted.

irkovi, M. M. and Dragievi, I. 2003, “How to undermine Carter’s ‘anthropic’ argument,” in preparation.

Dar, A. 1997, “Life Extinctions by Neutron Star Mergers,” in Very High Energy Phenomena in the Universe; Morion Workshop, ed. by Y. Giraud-Heraud and J. Tran Thanh Van (Editions Frontieres, Paris), 379.

Darling, D. 2001, Life Everywhere (Basic Books, New York).

Des Marais, D. J. and Walter, M. R. 1999, “Astrobiology: Exploring the Origins, Evolution, and Distribution of Life in the Universe,Annu. Rev. Ecol. Syst. 30, 397-420.

Dick, S. J. 2003, “Cultural Evolution, the Postbiological Universe and SETI,” Int. J. Astrobiology 2, 65-74.

Dodelson, S. 2003, Modern Cosmology (Academic Press, London).

Ehrenfreund, P. et al. 2002, “Astrophysical and astrochemical insights into the origin of life,” Rep. Prog. Phys. 65, 1427-1487.

Fogg, M. J. 1995, Terraforming: Engineering Planetary Environments (SAE International, Warrendale).

Freitas, R. A. 1999, Xenology (preprint at http://www.aeiveos.com/~bradbury/ETI/Authors/Freitas-RA/Xenology/).

Gonzalez, G., Brownlee, D., and Ward, P. 2001, The Galactic Habitable Zone: Galactic Chemical Evolution,Icarus 152, 185-200.

Hart, M. H. 1975, An explanation for the absence of extraterrestrials on Earth,Q. Jl. R. astr. Soc. 16, 128-135.

Hanson, R. 1999, “Great Filter,” (preprint at http://hanson.berkeley.edu/greatfilter.html).

Jones, E. M. 1985, “’Where Is Everybody?’ An Account of Fermi's Question,” Los Alamos preprint, at http://lib-www.lanl.gov/la-pubs/00318938.pdf.

Kinouchi, O. 2001, Persistence solves Fermi paradox but challenges SETI projects,” preprint cond-mat/0112137.

Kragh, H. 1996, Cosmology and Controversy (Princeton University Press, Princeton).

Laughlin, G., Bodenheimer, P., and Adams, F. C. 1997, “The End of the Main Sequence”, Astrophys. J. 482, 420-432.

LaViolette, P. A. 1987, “Cosmic-ray volleys from the Galactic center and their recent impacts on the Earth environment,” Earth, Moon, and Planets 37, 241-286.

Lineweaver, C. H. 2001, An Estimate of the Age Distribution of Terrestrial Planets in the Universe: Quantifying Metallicity as a Selection Effect,Icarus 151, 307-313.

Lytkin, V., Finney, B., and Alepko, L. 1995, Tsiolkovsky, Russian cosmism and extraterrestrial intelligence,” Q. Jl. R. astr. Soc. 36, 369-376.

Newman, W. I. and Sagan, C. 1981, Galactic Civilizations: Population Dynamics and Interstellar Diffusion,Icarus 46, 293-327.

Norris, R. P. 2000, “How old is ET?in When SETI Succeeds: The impact of high- information Contact, ed. A. Tough (Foundation for the Future, Washington DC), pp. 103-105.

Oliver, B. M. 1973, “Conclusions and Recommendations: Project Cyclops Study,” Icarus 19, 425.

O'Neill, G. K. 1974, The colonization of space,Phys. Today 27, 32-40.

Piran, T. 2000, Gamma-ray bursts – a puzzle being resolved,Physics Reports 333/334, 529-553.

Rampino, M. R. 1998, The Galactic theory of mass extinctions: an update,Cel. Mech. and Dyn. Astron. 69, 49-58.

Raulin-Cerceau, F., Maurel, M.-C., and Schneider, J. 1998, “From panspermia to bioastronomy, the evolution of the hypothesis of universal life,” Orig. Life Evol. Biosph. 28, 597.

Raup, D. M. 1991, Extinction: Bad Genes or Bad Luck? (W. W. Norton, New York).

Sagan, C. 1973, “On the detectivity of Advanced Galactic Civilizations,Icarus 19, 350-352.

Sandberg, A. 2000, “The Physics of Information Processing Superobjects: Daily Life Among the Jupiter Brains,Journal of Transhumanism 5 (now Journal of Evolution and Technology, at http://transhumanist.com/volume5/Brains2.pdf).

Scalo, J. and Wheeler, J. C. 2002, “Astrophysical and astrobiological implications of gamma-ray burst properties,” Astrophys. J. 566, 723-737.

Shaviv, N. J. 2002, The spiral structure of the Milky Way, cosmic rays, and ice age epochs on Earth,New Astronomy 8, 39-77.

Shklovskii, I. S. and Sagan, C. 1966, Intelligent Life in the Universe (Holden-Day, San Francisco).

Tarter, J. 2001, “The Search for Extraterrestrial Intelligence (SETI),Annu. Rev. Astron. Astrophys. 39, 511-548.

Thorsett, S. E. 1995, “Terrestrial implications of cosmological gamma-ray burst models,” Astrophys. J. 444, L53-L55.

Tipler, F. J. 1980, “Extraterrestrial Intelligent Beings do not Exist,” Q. Jl. R. astr. Soc. 21, 267-281.

Tucker, W. H. and Terry, K. D. 1968, “Cosmic Rays from Nearby Supernovae: Biological Effects,Science 160, 1138-1139.

Viewing, D. 1975, “Directly interacting extra-terrestrial technological communities” J. Brit. Interplan. Soc. 28, 735-744.

Walker, M. A. and irkovi, M. M. 2003, “Fermi Equation,” in preparation.

Ward, P. D. and Brownlee, D. 2000, Rare Earth: Why Complex Life Is Uncommon in the Universe (Springer, New York).

Webb, S. 2002, Where is Everybody? Fifty Solutions to the Fermi's Paradox (Copernicus, New York).

Wilson, P. A. 1994, “Carter on Anthropic Principle Predictions,” Brit. J. Phil. Sci. 45, 241-253.


[i][1] Астробиология представляет собой дисциплину, имеющую дело с поиском внеземной жизни и разума, для чего иногда применяется термин “ксенология” (cf. Freitas 1999).

[i][2] Что ведет, очевидно, к одной из лучших стратегий защиты технологического развития против религиозной, этической или экологической критики: мы должны инвестировать в развитие продвинутых технологий, поскольку без них мы в любом случае обречены на вымирание.

[i][3] Надо отметить, что религиозные и квази-религиозные воззрения на этот вопрос, возможно последние остатки средневекового Аристотелизма, всё ещё имеют сильное влияние в собственно научных кругах. В частности удивительным примером является случай Гуиллермо Гонзалеса, с одной стороны выдающегося астронома, а с другой – апологета Библии, представленного в книге Дарлинга (Darling, 2001). Гонзалес был ярым поборником теории «редкая Земля» как в своих научных, так и религиозных трудах.

[i][4] Конечно, как любезно отметил один из рецензентов, это далеко не монолитная позиция и широкий спектр мнений звучал в дискуссиях на конференциях и в списках рассылки. Однако довольно экстремальная позиция по данному вопросу, занятая, к примеру, Бостромом (Bostrom, 2001) является определенно очень влиятельной, и обсуждение общих и многих частных положений в частности будут полезными, если может быть ясно продемонстрирована её слабость.

[i][5] Ещё одной точкой соприкосновения является связь между проектами SETI и ИИ, что включает все попытки так или иначе определить разум, сознание и связанные с этим явления. We shall not enter this fascinating topic here further.

[i][6] Стефен Уебб в своей недавней монографии, в качестве хорошего исторического введения в проблему “Великого Молчания” (Webb 2002), повторяет важность вопроса Циолковского-Ферми-Вьюинга-Харта. Основные ссылки даны в работах (Lytkin, Finney, and Alepko, 1995; по Циолковскому), Jones (1985; по Ферми), Viewing (1975), and Hart (1975). Мы добавили в список лишь Типлера, поскольку его фон Неймановские роботы придают всей проблеме совершенно новый колорит (Tipler 1980), хотя он не был, как часто ошибочно предполагают, первым, кто предположил самореплицирующиеся машины для межзвёздных контактов (см. например, Boyce, 1979). Конечно, это больше известно просто как “парадокс Ферми”.

[i][7] Самая лучшая и всеобъемлющая недавняя трактовка представлена в справочнике Додельсона (Dodelson, 2003).

[i][8] По этому захватывающему вопросу теоретической астрофизики смотрите Laughlin, Bodenheimer, and Adams, 1997.

[i][9] В недавнем кратком обзоре, Кеннет Бречер предположил вероятность третьего катастрофического эффекта действия GRB, а именно обусловленное возможностью оказания возмущения на слабо связанные кометные орбиты в облаке Оорта (Brecher 1997). Если это подтвердится, то это чрезвычайно усилит такой вариант развития событий как результат воздействия GRB на глобальную астробиологическую регуляцию.

[i][10] Идея Кларка (Clarke, 1981), что ядерные вспышки—похожие на те, что наблюдаются в галактиках Сейферта, в ядре Млечного Пути могут привести к опустошению населенных планет по всей Галактике исторически была предложена первой в качестве механизма глобальной регуляции. Однако она, кажется, устаревает по мере того, как мы узнаём всё больше о центре нашей Галактики. (Вариации на данную тему, в основном из-за их исторической важности, смотрите у Clube 1978; LaViolette 1987.)

[i][11] Обратите внимание, что антропный эффект отбора (см. Бостром 2002) без труда объясняет, почему это так, не смотра на очень малую априорную вероятность. Люди не могли возникнуть до фазового перехода, поскольку высоко разумная жизнь не может эволюционировать за короткое время и не быть уничтоженной космическими лучами и другими губительными следствиями регуляции GRB (либо кумулятивным действием импактов космических тел, близкими взрывами сверхновых, пересечением спиральных ветвей галактики, неконтролируемым ростом парникового эффекта и другими катаклизмами). С другой стороны, мы не могли появиться и после периода фазового перехода по той же самой причине, по которой бессмысленно искать ранее неизвестное племя каменного века в современной Европе: высокоуровневые экологические ниши не позволяют спонтанно появляться новым низкоуровневым формам жизни в своём ареале.

[i][12] Я признателен Роберту Дж. Брэдбери за указание того, что термин “общество” может быть слишком ограничен в смысле представления правдоподобных форм разнообразных продвинутых стадий эволюции разума в космическом контексте. Это слово, похоже, не соответствует, например, таким сущностям как “мозг Юпитера” (Sandberg 2000) или “мозг Матрёшки ” (Bradbury 2001).

[i][13] Здесь следует сказать об одной вещи: я использую нейтральный термин соперники (rivals) по отношению к цивилизациям, которые могут повлиять на нас как в положительном, так и в отрицательном плане (согласно большинству известных этических систем). Таким образом, продвинутые сообщества ETI могут опередить нас в использовании (ограниченных) материальных ресурсов Галактики или оказать мощное сопротивление колонизации космоса людьми; всё ещё это нельзя квалифицировать как “враждебность” или даже экзистенциальный риск по терминологии Бострома (Bostrom, 2001). С другой стороны, потенциально вполне возможно, что те же самые продвинутые сообщества ETI могут проявить себя как в сотрудничестве, так и в безразличном поведении. В любом случае, это будет давать человечеству мощную мотивацию для испытания своих лучших созидательных и познавательных способностей, делая, таким образом, соперничество весьма продуктивной моделью поведения, аналогичной модели конкуренции в “большом спорте”.

[i][14] Я благодарен одному из рецензентов за правильное указание на то, что фактически может существовать некая преграда для SETI и это объясняет само “Великое молчание”, поскольку эволюционное давление колонизации может способствовать скрытному и некоммуникативному соперничеству. Эта возможность, хотя и довольно интригующая, относится к разряду социологических (или социобиологических) спекуляций, о которых трудно судить с позиции нашего сегодняшнего уровня неведения. С другой стороны, резонно предположить, что деятельность продвинутых или колонизирующих космос цивилизаций будет засекаться даже в том случае, если уровень их скрытых коммуникаций будет поддерживаться на минимуме.

[i][15] По колониям O'Neill'а смотрите оригинальное предложение в (O'Neill, 1974); терраформинг обсуждается в многочисленных статьях, например Каскартом (Cathcart, 1991); Фоггом (Fogg, 1995). По поводу путешествий к звёздам см. Крисвелла (Criswell, 1985).

Автор: Milan M. Cirkovic, Астрономическая обсерватория Белграда, Volgina 7, 11160 Belgrade, Serbia and Montenegro

e-mail: arioch@eunet.yu

Original paper: M. Cirkovic, ‘On the Importance of SETI for Transhumanism’,
Journal of Evolution and Technology, xiii (2003), http://www.jetpress.org/volume13/cirkovic.html.

Русский текст: http://www.jetpress.org/volume13/SETIRussian.htm.

Translated into Russian by Pavel Vassiliev:
vassiliev@users.sourceforge.net