Вы - новичок

и хотите больше узнать о движении или вступить в него

Вы - активист

и вас интересует жизнь движения

Вы - инвестор

и вы заинтересовались проектами движения и возможностью финансирования

Вы - журналист

и ищете информацию или хотите взять интервью

Бессмертие и коммунизм

Дата опубликования статьи: 24.01.2007

Репортаж из криохранилища первой российской «фирмы бессмертия» – компании «КриоРус»
и беседа с ее генеральным директором Данилой Андреевичем Медведевым

Электричка Москва – Клин, отъехав от Зеленограда, приближалась к цели нашей поездки – неприметной платформе Алабушево, следующей после Крюково в направлении Солнечногорска. Недавно здесь состоялось событие, которое широко освещалось российской прессой и подавалось как сенсация: создано первое за пределами США хранилище для тех, кто надеется в буквальном смысле обмануть свою смерть, при температуре жидкого азота дождавшись момента, когда наука сможет вернуть их к жизни и избавить от причины когда-то постигшей их кончины. Дерзновенный вызов законам биологического развития, предписывающим всем живым существам рождаться, стареть – и умирать? Торжество разума над слепой природой? Или очередная авантюра, не имеющая никаких перспектив? Время – вот тот судья, кто точно ответит на этот вопрос.

А пока мы выходим из электрички, спускаемся с платформы и осматриваемся. Справа от железной дороги виднеется какая-то стройка.
– Там намерены построить технопарк, специализирующийся на нанотехнологиях, - говорит мой провожатый Данила Медведев, генеральный директор компании «КриоРус», человек достаточно известный после недавней волны громких публикаций и телерепортажей о его начинании. По возрасту – почти мой ровесник, двадцати шести лет, активный участник сообщества имморталистов (то есть людей, выступающих за индивидуальное физическое бессмертие) и трансгуманистов (сторонников управляемой эволюции человека техническими методами и перехода человечества в новое, небиологическое, состояние, отсюда и приставка «транс»). Как и я сам, разделяет идеи коммунизма – в высокотехнологическом понимании этого слова.
Скептически молчу в ответ на эту реплику. С каких это пор в путинской России капитал стал интересоваться такими умными вещами, как нанотехнологии? Это вам не нефть с газом выкачать, продать Западу, выручку холуйски вложить в его же экономику в виде «стабилизационного фонда», а свой личный гешефт прогулять в Куршевеле, в этом культовом месте представителей российской «властной вертикали»...

вход в криохранилище
вход в криохранилище

Идем по поселковой улице. Слева – сплошной блочный забор, окружающий белое строение скромного вида, весьма мало похожее на жилой дом. Данила звонит в ворота, и через некоторое время к нам выходит мужчина, для семьи которого это здание является постоянным местом жительства – заодно и осуществляет постоянное дежурство и охрану. Большая дворовая собака, живущая в загоне и яростно облаивающая посетителей, а также сопровождающая хозяина немецкая овчарка, очевидно, ему в этом помогают.
Из разговора Данилы с жителем не имеющего привычных любому городскому жителю удобств дома, в котором тот спрашивал о принципе оплаты интернет-услуг, мне в очередной раз стало очевидным всепроникающее значение всемирной паутины – одного из величайших изобретений прошлого века. А какие великие изобретения готовит нам век, недавно наступивший? В том числе с целью обсудить этот вопрос я и приехал сюда.
Заходим через отдельный вход в темный коридор. Данила включает рубильник и отпирает ключом боковую дверь. Перед нами – комната примерно в двадцать квадратных метров. На двери – табличка с надписью: «Криохранилище KrioRus». Недалеко от двери стоит металлический цилиндр в половину человеческого роста высотой и широким основанием – по сути термос, или сосуд Дьюара, как его называет генеральный директор. В дальнем углу – большой ящик, обитый металлически поблескивающим теплоизоляционным материалом.
И кроме этого, ничего особенного – микроскоп, химические реактивы... Если не знать, что именно тут хранится, догадаться по виду интерьера о назначении этого помещения нельзя – склад оборудования для лаборатории, и не более того.
– И сколько... их тут хранится? – осмотревшись и сделав несколько фотоснимков, нарушаю я затянувшееся молчание.
– Пока трое: в этом дьюаре, – Данила указывает на металлический цилиндр-термос, – хранятся два головных мозга, залитые жидким азотом. Один из них – мозг Лидии Федоренко, со смерти которой фактически и началась история нашей фирмы. А там, – он указывает на ящик с металлическим отливом, – тело женщины, хранящееся пока в сухом льду. Скоро будет готова емкость для хранения всего тела в жидком азоте, и мы поместим его туда.

жидкий азот прозрачен, поэтому погружённые в него объекты можно увидеть.
жидкий азот прозрачен,
поэтому погружённые в него
объекты можно увидеть.

Данила, приглашая меня осмотреть дьюар, вытаскивает из него крышку с толстой теплоизолирующей пробкой. Над отверстием начинает подниматься белесый пар.
– Азот испаряется, поэтому приходится периодически его сюда доливать – примерно 30 литров в месяц. Посмотри сюда, вниз – видишь, на дне лежат два контейнера?
– Вообще-то, нет – из-за испарений не видно ничего...
– Тогда опусти фотоаппарат вниз и сними.
Держа аппарат объективом вниз, просовываю руки сквозь обжигающий ледяной туман и нажимаю на спуск. Фокусировка, вспышка – и вот на дисплее отчетливо видны два небольших металлических контейнера – круглый и прямоугольный. И еще несколько снимков...
– Вот здесь и хранятся два мозга... Все? Закрываем тогда.
– Да, все. Давай теперь сядем за стол, поговорим о жизни и смерти; о том, чего нам ждать от грядущего...



И.Г.: С чего вообще началось развитие вот этих технологий – криосохранения? И когда? С именами каких ученых это связано?

Начало изучению процессов замораживания живых существ связано с опытами Порфирия Бахметьева по замораживанию лягушек. Это было в конце XIX – начале XX века. Тогда идеи анабиоза начали приобретать популярность. Русские биокосмисты подхватили идею и стали рассматривать ее как универсальный инструмент для спасения человечества. Это было полухудожественной идеологией, пока не перешло в практическую плоскость.
В 1924 году Красин предлагал заморозить тело Ленина, но этого по техническим причинам сделать не удалось: не доставили вовремя из Германии оборудование для сжижения газов, и его решили забальзамировать. Хотя процедура заморозки была бы гораздо проще и не требовала бы постоянной работы высококвалифицированных специалистов-бальзамировщиков, не надо было бы периодически «реставрировать» тело – оно так же могло бы лежать в прозрачном криосаркофаге, совершенно не меняясь внешне.
Практической реализации крионики не было до 60-х годов, пока в США Роберт Эттингер не попытался продвинуть эту идею. Труд его был весьма тяжел. И если бы он этого не сделал, то, наверное, и по сей день этого не сделал бы никто. Он стал писать письма, обращаться к различным обеспеченным и влиятельным людям, всячески пропагандировать идею. Наконец, вышла его книга, которая привлекла к этой проблеме определенное внимание. Общественность заинтересовалась, в Калифорнии образовалась группа людей – «сообщество по интересу», в данном случае по интересу к крионике. Тогда же провели первое криосохранение – профессора Бэдфорда в 1967 году. Его тело обработали методом перфузии и заморозили. Сейчас оно хранится в компании «Алькор». Стали возникать крионические общества, которые занимались популяризацией этой инициативы, поиском оборудования и денежных средств.
История Калифорнийского общества, однако, весьма печальна – часть пациентов пришлось разморозить из-за нехватки денег, из-за отказа родственников перечислять периодические платежи по причине того, что им «надоело». Поэтому американские компании перешли к принципу «все деньги – вперед». Компания «Алькор» берет за услуги по заморозке всего тела 150000 долларов и 70000 за заморозку мозга, Институт крионики брал до недавнего времени 35000, будет брать 48000. Все дополнительные услуги, включая перевозку и приезд специалистов, оплачиваются дополнительно.
Порой складываются не очень простые ситуации. Например, в Канаде один человек хранит тело матери и не может перевезти его в хранилище Института крионики, потому что не в состоянии собрать единовременно нужную сумму. По частям он бы выплатил ее в течение нескольких лет, но компания перестраховывается и отказывается принимать тело на хранение.
Мало кто пока рассматривает перспективу сохранения только головного мозга – такую услугу в США предлагает «Алькор». Простейшие расчеты показывают, что при большом количестве клиентов благодаря тому, что процедура требует на два порядка меньше объема для хранения, общую стоимость можно снизить до нескольких сотен долларов.
В нашей стране подъем интереса к крионике был в 70-е – 80-е годы. Эта тема, в частности, разрабатывалась и популяризировалась известным киевским хирургом Амосовым – правда, незадолго до своей смерти он назвал крионику ерундой и чушью, но в итоге он умер, и чушью оказалась его «методика» продления жизни. Было снято несколько фильмов, в частности, художественный фильм «Бегство мистера Мак-Кинли». Этой темой также активно интересовались украинский ученый Юрий Пичугин и белорусский ученый Сергей Шелест – позже они стали работать в Институте крионики и «Алькоре» соответственно.
Но все равно тогда ничего не делалось практически, и было непонятно, как начинать. В то время частная инициатива не увенчалась бы успехом точно, но и получить поддержку официальных органов тоже не получилось: так, Пичугин не смог убедить руководство Харьковского института криобиологии и криомедицины.
В условиях рыночной экономики попытки практического осуществления идеи крионики продолжились с новыми силами. Этот этап связан с именами двух ученых-биологов: Михаила Соловьева из Петербурга и Игоря Артюхова из Москвы. Они пытались продвигать этот процесс, пытались найти инвесторов, но до практической реализации дело у них так и не дошло.
Первые подвижки начались только в 2000-х годах. В 2003 году я перевел книгу Эттингера, и ее удалось издать. В русскоязычном Интернете сложилось сообщество имморталистов, которое стало активно обсуждать актуальные задачи. В 2004 году стал работать первый семинар по трансгуманизму, на котором обсуждение осуществлялось уже в ходе личного общения.

Д. А. Медведев
Д. А. Медведев

В начале 2005 года я приехал на один из таких семинаров в Москве и высказал конкретное предложение: надо делать криофирму. К тому времени я уже несколько месяцев занимался этой проблемой, и к лету 2005 года уже было ясно, что надо ее воплощать практически.
Мы начали прорабатывать план экстренных действий на случай смерти пациентов. Все решила конкретная жизненная ситуация. Импульсом, подтолкнувшим нас к непосредственному созданию криохранилища, стала смерть от инсульта пожилой жительницы Петербурга Лидии Федоренко. Ее внук, Даниил Федоренко, желая в соответствии с ее волей заморозить ее тело, послал электронное письмо в Институт крионики США, откуда его немедленно переслали мне. По счастливому стечению обстоятельств, в те дни я сам находился в Петербурге, мы созвонились, встретились и обсудили дальнейшие действия. Выяснилось, что большими денежными средствами семья Федоренко не располагает. Но положительным фактором было то, что и он, и его мать хотели это сделать, и поэтому попробовать стоило. Мы поехали в 15-ю городскую больницу, где лежала Лидия Федоренко. Здесь, на месте, стал ясен план действий.
Были проведены переговоры с похоронным агентством, найден гепарин, который служит для предотвращения свертываемости крови. Провели перфузию, то есть промывание кровеносных сосудов и заполнение их раствором криопротектора на основе глицерина. Если провести эту процедуру тщательно, то кристаллы льда в биологической ткани, которые ее механически повреждают, почти не образуются.
Следует сказать, что в России уже проводился опыт долговременной заморозки тканей человека в лабораторных условиях. В 2003 году Игорь Артюхов заморозил мозг и три года хранил его в контейнере с сухим льдом.
Итак, в Петербурге мы провели заморозку сухим льдом тело Лидии Федоренко. Отправить его в США не получилось по причине нехватки финансовых средств. После консультации с Артюховым приняли решение извлечь мозг и хранить только его. Тело было захоронено, а мозг помещен в контейнер. После того как мы это сделали, стало ясно, что это не так уж и сложно. Об этом опыте мы доложили на очередном семинаре трансгуманистов и имморталистов, собрав на базе его посетителей нечто вроде «группы поддержки».
Виктор Гребенщиков, директор медицинского центра в Москве, предложил это помещение в качестве хранилища. Когда мы начали его обустраивать, здесь было все захламлено, но в результате большой работы нам удалось привести помещение в нормальный вид. Некоторое время ушло на то, чтобы проверить, насколько хорошо работает сосуд Дьюара. В январе – феврале 2006 года искали необходимое оборудование, в марте его установили сюда, а в апреле я привез из Петербурга мозг Федоренко. Сейчас он, заключенный в небольшой металлический контейнер, помещен в жидкий азот в этом дьюаре, вместе с мозгом, который в 2003 году заморозил Артюхов.

временный контейнер для хранения тела в сухом льде
временный контейнер
для хранения тела в сухом льде

Затем мы распространили пресс-релиз. Работа, которую мы начали, вызвала большой интерес у общественности. С нами связывались из России, СНГ, Европы. Фактически нам удалось открыть третье в мире криохранилище, которое к тому же является единственным за пределами США. К нам обращалось много интересующихся, в том числе и в качестве потенциальных клиентов. Так, однажды позвонили из Казахстана с намерением обсудить детали возможного криосохранения умершего родственника. Однако в этом случае желания родственников разделились: часть была за, часть против. В августе к нам обратились с целью крионирования умершей женщины – той, что сейчас находится в этом контейнере с сухим льдом. Сейчас мы завершаем подготовку окончательного варианта документов – прежде всего, завещания. Уже несколько человек подписали такое завещание и заключили с нами договор.


"сосуд Дьюара", заполненный жидким азотом
"сосуд Дьюара", заполненный жидким азотом

И.Г.: Естественный вопрос: насколько вообще возможно в будущем оживление тех, кто хранится в этой комнате? Причем оживление с сохранением личности, самосознания, памяти? Не является ли их смерть окончательной, абсолютно безнадежной?

Если криофирма не разорится, если биоконы (то есть биоконсерваторы, выступающие, в основном по религиозным мотивам, против вмешательства человека в «законы природы», «божью волю», за оставление неизменным сложившегося биологического порядка – И.Г.) не разгромят хранилище, если к власти не придут религиозные фанатики, которые объявят наше дело «дьявольскими кознями», если за десятки лет не произойдет войн, если, наконец, цивилизация не деградирует и не вымрет, то хранящиеся здесь мозги будут находиться в том же состоянии, что и в момент заморозки. Таким образом, первоначальная их структура будет сохранена сколь угодно долго.
Что касается сохранности тканей непосредственно после смерти, то биологическая целостность тканей сохраняется в течение суток при комнатной температуре и в течение недели при температуре чуть ниже нуля. То есть в этом случае внутренняя структура клеток не будет разрушена. Известно много случаев, когда человек, провалившись под лед, «умирал», но мог быть в случае его спасения оттуда оживлен даже через полтора часа после падения. Таких случаев достоверно зафиксировано порядка нескольких десятков. При этом нет потери памяти, потери личности.
Это дает основания полагать, что личность «записана» в мозгу, и если он физически не разрушается, сознание человека можно восстановить, «запустив» функционирование мозга снова. Крионирование не разрушает клеточную «информацию» в мозгу. Кристаллы льда, правда, могут привести к механическим, структурным повреждениям, но эти повреждения не будут носить фатальный биохимический характер, как в случае с трупным разложением. Но с помощью перфузии мы научились сводить повреждения от льдообразования практически к нулю. А с помощью нанотехнологий можно будет исправлять и структурные повреждения. Таким образом, личность в мозгу сохраняется и никуда не девается. Сама заморозка не разрушает структуру мозга. По моим оценкам, если не умрет цивилизация, промышленность, то шансы на оживление очень велики – до 95 %.

И.Г.: Какими ты видишь перспективы развития биомедицинских технологий как технологий, позволяющих человеку в будущем стать полновластным хозяином своего биологического тела?

Я бы выделил три основных направления развития этих технологий. Во-первых, это понимание на молекулярном уровне биологических процессов. Во-вторых, это понимание на системном уровне механизма функционирования человеческого организма. И, наконец, в-третьих, это развитие технологии искусственных органов. На стыке первого и второго направлений находится геномика, генная инженерия человека.
Поподробнее охарактеризую каждое из этих направлений. В рамках первого направления мы сейчас исследуем, как идут биологические процессы. Осуществлено моделирование поведения небольших вирусов. Сканирование биоматериала осуществляется с атомарной точностью. Мы уже знаем, как работают многие белки, как это проявляется в процессах жизнедеятельности. Например, как лимфоциты приближаются к очагу воспаления и борются с ним. Процесс этот в основе своей носит химический характер. Мы уже очень многое понимаем на уровне молекул и атомов. Расшифрована первичная последовательность ДНК.

И.Г.: А что это означает, кстати, – расшифровка ДНК, расшифровка генома человека?

Это значит, что стала известна последовательность отдельных элементов в рамках ДНК; ее, что называется, просканировали. Это еще не означает полной идентификации и построения модели ДНК, не означает, что мы поняли, за что отвечает каждый ген. Но этот процесс идет. Проведенная расшифровка ДНК – необходимый этап для этого. На сегодняшний день известен механизм работы порядка 15000 генов – если в гене есть мутация, то находят ее соответствие с реальным состоянием организма и таким образом идентифицируют работу гена.
Что касается системного знания о человеческом организме. Если мы знаем на базовом уровне информацию о генах, то можем понять, как работает организм в целом. На данный момент идет работа над цифровой моделью кишечной палочки. Изучена примерно половина генов, теперь надо связать их вместе и построить адекватную компьютерную модель. В течение десяти лет работа будет завершена. Это позволит перейти к моделированию клеток человека и других высших организмов.
Сейчас осуществляются проекты моделирования отдельных подсистем человека, но не с молекулярной точностью. То есть моделирование органов. Существуют десятки проектов в этом направлении. Например, проект «Видимый человек». Или проект «Blue brain» - моделирование мозга человека, реализуемый в Швейцарии. Исследователи планируют смоделировать мозг человека к 2025 году.
Понимание, как работает человеческий организм, даст возможность создавать лекарства нового поколения, которые позволят с любым деструктивным процессом бороться целенаправленно. Например, можно будет создать лекарство, которое сможет любой токсин разрезать на несколько частей и тем самым его обезвредить. Другой пример – можно будет полностью заблокировать сигнал головной боли – никакой «полезной функции» эта боль не выполняет; если есть какое-то серьезное заболевание, то лечение причин будет осуществляться иными методами, но сам симптом человеку серьезно мешает, и поэтому необходимо его от этого гарантированно избавить.
То есть при разработке новых лекарств специалисты используют не грубо-эмпирический метод, не «метод тыка», как прежде, как особенно было ярко выражено в траволечении. А подход чисто научный, с полным пониманием механизма работы органа, клетки, механизма протекающего процесса и механизма целенаправленного воздействия на него. Это метод дизайна, который так и называется – drug design, дизайн лекарств.

И.Г.: Мы знаем, что существует возможность, уже реализуемая в отдельных случаях на экспериментальном, практическом, уровне, создать организм с заранее заданными генетическими характеристиками. А есть ли возможность, хотя бы теоретическая, изменить генетический код организма – я имею в виду организм человека, причем не до его зачатия и рождения, а генетический код уже живущего человека?

Да, принципиальная возможность этого есть. Для этого индивидуально разрабатывается вирус, который должен в нужную сторону изменить генетический код. Механизм его действия – проникнуть в клетку, добраться до ее ДНК, вставить нужный код – и все. Не обязательно менять генокод всего организма, достаточно модифицировать клетки «дефектного» органа – печени, сердца.
Сейчас активно развивается технология использования стволовых клеток. Это клетки, из которых может вырасти все, что угодно – по аналогии с древесной почкой, из которой может вырасти ветка, лист, плод. При манипулировании стволовыми клетками можно задать программу развития. То есть это вопрос программирования. Осталось понять, как из стволовых человеческих клеток развивается человеческий организм.

И.Г.: То есть это означает, что человек может, в принципе, изменить те свойства своего организма, которые считаются данными при рождении, «от природы»: избавиться от наследственных болезней и вредных генетических мутаций, а также в соответствии с заранее заданными целями кардинально изменить свой внешний облик, врожденные психологические качества?

Да, именно так. Принципиальная возможность для этого, безусловно, есть.

И.Г.: Это очень важно. Я как коммунист хотел бы особо подчеркнуть огромнейшее социальное значение этой технологии. Коммунизм – это ликвидация не только неравенства людей по отношению к неодушевленным средствам производства, к предметам потребления. Сам человек, также являясь производительной силой и наивысшей ценностью при коммунизме, должен обрести возможности, позволяющие ему стать свободным от раз и навсегда, при рождении, установленных слепой природой ограничений. Он должен обрести равные стартовые возможности не только в материально-имущественном, социальном, аспекте, но и в биологическом. Иначе это не коммунизм. Не имеет смысла ликвидировать имущественное неравенство, если продолжает существовать биологическое. Разумеется, все люди разные, но в то же время они должны стать равными, в смысле равенства стартовых возможностей, конечно. Равенство отнюдь не значит одинаковость, тождественность. А разные – это разнообразные, а не расставленные по различным ступеням биологической иерархии от «альфы» до «омеги» – одни выше, другие ниже. Эта обусловленная врожденным биологическим неравенством, в том числе врожденной способностью к доминированию над себе подобными, иерархия – мягко говоря, далеко не самое лучшее наследство, доставшееся нам еще от животного мира. Ее наличие само по себе является немаловажным фактором и социального неравенства в том числе. Очень важно создать всем людям равные стартовые биологические, а не только социальные, условия, чтобы степень развития «генетического потенциала» путем «рекультивации» генов стала бы для каждого человека равняться ста процентам, а не как сейчас – у кого-то больше, у кого-то меньше.
Как-то на одном из левых семинаров я услышал формулировку, которая вызвала у меня, мягко говоря, недоумение. Один из «левых» утверждал, что даже при коммунизме сохранится неравенство людей, причем обусловленное не компетентностью, не желанием осуществлять какую-либо полезную деятельность, а чисто врожденными факторами, приводя в пример «теорию малых групп». К сожалению, даже в левой среде очень распространено крайне консервативное понимание коммунизма. То под ним понимается советский строй, пусть и прогрессивный для своего времени, но уже ушедший в прошлое; то борьба с «инородцами» и «жидо-масонским заговором», то «общество строжайшей дисциплины и напряженного труда», то просто банальная жажда доминирования, власти, привилегий под левыми лозунгами. О коммунизме как обществе максимальной свободы для всех и каждого, где ликвидированы все виды отчуждения, почему-то очень мало кто говорит.
Возвращаясь к социальному значению технологий генетического конструирования, отмечу еще раз, что «апгрейд» врожденных, ранее являвшихся неизменными в течение жизни, биологических качеств должен стать для всех людей без исключения таким же доступным, как, скажем, образование. Стартовые возможности можно и нужно менять в соответствии с пожеланиями человека. Конечно, консерваторы этому воспротивятся, назовут утопией, наивностью, но мы смотрим с позиций не сегодняшнего дня, а завтрашнего. Не будут в восторге от этих технологий, как я предполагаю, те, кому благодаря врожденным качествам досталось привилегированное положение в биологической иерархии. Недовольны будут апологеты социал-дарвинизма, защищающие врожденное биологическое неравенство как «основу стабильности существования и воспроизводства человеческой популяции». Разумеется, заверещат религиозные фанатики, обвиняя разработчиков и пользователей технологий биоапгрейда в «попрании божьей воли», отказе от «своего креста», от того, что «предначертано свыше» от рождения: «богомерзко спасать не душу, а тело»... Главное, чтобы прогресс в этом направлении не был остановлен. В крайнем случае, задача коммунистов – организовать массовый «социальный заказ» на все технологии, снимающие отчуждение, ликвидирующие несправедливое и не зависящее от воли людей неравенство – не только эту технологию, но и многие другие. Об этом, впрочем, поговорим позже.
Итак, очень важно донести до общественности, прежде всего до коммунистов, принципиальную возможность, а, следовательно, безусловную необходимость, ликвидации тех видов неравенства, которые ранее казались неуничтожимыми. Это станет возможным благодаря ныне разрабатываемым высоким биомедицинским технологиям.
А теперь продолжим. Какие работы ведутся в рамках третьего направления, о котором ты говорил – разработки искусственных органов?

На сегодняшний день создано вполне функциональное искусственное сердце, которое уже разрешено к применению в медицинских целях в США. Оно питается от аккумулятора, который заряжается дистанционно, без проводов, через грудную клетку, от носимой на поясе более мощной батареи, используя эффект электромагнитной индукции. То есть фактически создано универсальное средство борьбы с любыми инфарктами миокарда. Наработка этого прибора на отказ составляет 10 лет. Искусственная нога сейчас уже гораздо больше, чем просто протез – благодаря встроенным микропроцессорам и исполнительным механизмам она обладает своего рода «интеллектом», который позволяет оптимальным, наиболее удобным для человека образом, управлять работой суставов во время ходьбы. Недавно пациентке из США пересадили искусственную руку. Искусственные органы – это уже не «заглушки», вставляемые с целью сгладить косметический дефект, наподобие стеклянных глаз. Кстати, о глазах. Сейчас искусственный глаз имеет вид надеваемой на очки камеры, соединенной с компьютером, который, в свою очередь, через массив проводов, вживленных в зрительный нерв или кору головного мозга, передает сигнал, благодаря чему человек может более-менее отчетливо воспринимать контуры предметов. Сейчас устройство проходит экспериментальную отработку, и им пользуются уже порядка 10 человек. Слуховые имплантанты представляют собой качественное отличие от традиционных слуховых аппаратов, по сути акустических усилителей звука – с микрофона преобразованный из звукового в электрический сигнал поступает непосредственно на слуховой нерв или на кору головного мозга.
Прогнозируют, что в ближайшие 10-15 лет можно будет изменить все органы человека. Помимо направления по разработке искусственных органов, ведется работа по созданию технологий выращивания органов, что позволит заменить пораженный орган на здоровый без традиционных для трансплантации иммунных осложнений. Есть различные пути: ввести «зачаток» органа в организм и вырастить его внутри человека; вырастить снаружи – так недавно был выращен мочевой пузырь. Можно выращивать орган внутри животного, можно снаружи – как, например, недавно демонстрировалась мышь с выращенным на ее спине человеческим ухом. Можно, например, вырастить кусок челюсти и пересадить больному, который лишился ее в результате травмы. Можно даже напечатать органы на устройстве, работающем по принципу струйного принтера, только трехмерного – в данном случае так попробовали изготовить кровеносные сосуды. Еще один способ – на матрице-подложке выращивается орган, после чего шаблон разлагается. Важно еще, чтобы органы не просто воспроизвелись структурно, но чтобы у них были активизированы клетки с нужными для его работы генами.
Если отказали мышцы, двигательная система, то можно дать человеку экзоскелет, который позволит передвигаться благодаря электрическим механизмам. Есть сейчас человек, который подает сигналы через провода на экзоскелет и с его помощью может ходить.
Таким образом, в ближайшие 10-15 лет большую часть болезней, благодаря эффективной замене пораженных органов, можно будет излечивать.

И.Г.: Особо, думаю, следует подойти к проблеме онкологических заболеваний, которые представляют собой отдельный, особый класс нарушений работы организма и связаны со злокачественным перерождением клеток, со сбоями в их генетическом аппарате.

Да, в случае с раком необходимо понять первопричину и воздействовать на него методами описанной мной выше терапии на молекулярном, генетическом уровне. Но если процесс зашел слишком далеко, то, разумеется, необходима замена необратимо поврежденных органов.

И.Г.: Значит, медицина будущего станет активно использовать именно эти технологии? Какие главные принципы их применения?

Системное понимание работы организма. Мы уже сейчас работаем не вслепую, стремясь к целостному пониманию. Используя перечисленные технологии, применяемые на основе этого принципа, можно будет, например, исправить все врожденные дефекты, избавиться от врожденных заболеваний, увеличить физическую силу, выносливость...

И.Г.: Кстати, а от чего конкретно это зависит, если брать врожденные качества?

От уровня гормона тестостерона в период эмбрионального развития – чем он больше, тем в более сильного человека разовьется эмбрион.

И.Г.: Довольно известный и часто упоминаемый гормон, можно даже сказать, популярный... Значит, имеет значение его уровень именно в эмбриональный период развития?

Да, в эмбриональный период.

И.Г.: Какие еще принципы и методы будут характерны для медицины будущего?

Постоянный мониторинг его текущего состояния. Это будет осуществляться постоянно, автоматически, не в больнице. Японцы, кстати, подходят уже к осуществлению этого принципа, используя унитазы, способные делать анализы и мгновенно передавать результаты лечащим врачам, а в случае патологических изменений сигнализировать об опасности. В фитнес-центрах в повседневную практику входит использование браслетов, осуществляющих мониторинг работы сердечно-сосудистой системы. Мы можем постоянно носить одежду, в которую вживлены датчики состояния организма. Наконец, можно в будущем поместить датчик внутрь организма. Сначала этим воспользуются инвалиды, потом и здоровые, например, спортсмены.
Для повышения интеллектуальных способностей можно применять ноотропные препараты. А что касается усиления человеческих способностей в общем, то, как ты говорил, люди действительно изначально неравны в плане врожденных способностей. Самое главное здесь – не давать развиваться патологическим процессам. У организма, в общем, конечное число проблем. Человеку нужно предоставить возможность самому решить, чего он хочет от своего организма. Нецелесообразно усиление одного качества за счет другого.

И.Г.: Это само собой – еще в античности выработался идеал человека, обладающего как физическим, эстетическим, так и умственным, психологическим, духовным совершенством. Но проблема в том, что долгие тысячелетия это зависело не столько от воли людей, сколько от игры слепого случая, от пресловутого «естественного отбора». Слабые и больные, далекие, не по своей воле, от идеалов этого совершенства, попросту не выживали, не давали потомства, и это считалось вполне нормальным. И лишь новые технологии позволят переломить ход эволюции, сознательно овладеть биологическими законами; дадут возможность стать сильными и здоровыми, всесторонне совершенными, всем людям без исключения, вне зависимости от того, что им изначально определила природа. Социальное значение этого, как я ранее отметил, трудно переоценить. А каковы сроки движения по этому пути прогресса? Когда человек станет полновластным хозяином своего биологического тела?

Полновластным хозяином он станет ориентировочно к 2030 году.

И.Г.: А не слишком ли оптимистичен этот прогноз? Не увеличится ли срок как минимум вдвое из-за трудностей, которые сейчас предвидеть пока нельзя?

У специалистов, работающих в этом направлении, есть четкое понимание того, что надо делать, уже сейчас. Мы видим очень быстрый прогресс...

И.Г.: Здесь, однако, можно привести пример с очень оптимистичными в свое время, но так по сей день и не сбывшимися прогнозами насчет овладения энергией управляемого термоядерного синтеза...

В случае с термоядом мы тогда не понимали точно, что и как надо делать. К тому же, у термоядерной энергии до сих пор существовали альтернативы – прежде всего, энергия углеводородов. А у биологии, медицины такой альтернативы нет. Развитие этого направления диктуется в буквальном смысле жизненной необходимостью. И прогресс идет в этой области очень быстро. Научное знание и практика неуклонно сближаются – например, процесс получения новых белков в ходе научного исследования одновременно является и новой технологией.
Полным ходом идет киборгизация, замена органов на искусственные. Уже 25 миллионов американцев так или иначе используют эту возможность. Мы уже подходим к рубежу, когда перестанет быть тяжелой и смертельно опасной болезнью инфаркт миокарда, отказы других органов. Развитие фармацевтики позволит получать универсальные лекарства, лекарства по индивидуальным показаниям, лекарства, выполняющие действия на молекулярном уровне, когда мы знаем механизм работы.
Налицо огромный прогресс в диагностике – в нашу жизнь входят такие технологии, как ультразвуковое сканирование, мультимодальное сканирование, когда информацию о внутреннем состоянии организма можно получать с высокой точностью и максимальной визуальной наглядностью.
Играет немаловажную роль и повсеместное распространение Интернета и медицинской информации. Пользователи могут обращаться к автоматическим экспертно-диагностическим системам и, отвечая на последовательность вопросов, очерчивать круг возможных заболеваний, получать предварительный диагноз.

И.Г.: А что с биологической точки зрения представляет собой такой процесс, как старение, и как с ним предполагается бороться?

Старение представляет собой процесс постепенного накопления повреждений по ряду механизмов, которые в конце концов приводят к смерти. Вообще, старение означает  увеличение вероятности смерти организма за год. Если в возрасте 16 лет вероятность смерти составляет 0,05 %, то чем старше человек, тем вероятность выше.
Существует ряд теорий, объясняющих причины и механизм старения. Некоторые из них утверждают, что явление старения генетически запрограммировано, что, скорее всего, не так – в том смысле, что в явном виде все же отсутствует ген, включающий механизм старения. Хотя эволюционная теория доказывает объективную выгоду данного механизма для эволюции. Американский ученый-генетик Обри ди Грей выделяет семь механизмов старения: потери клеток, мутации в ядрах клеток, мутации в митохондриях из-за активности свободных радикалов, старение клеток, возникновение лишних межклеточных связей, накопление мусора вне клеток и накопление мусора внутри клеток.
Первый путь избавления от старения – это полностью понять его механизм и бороться с причиной. Очевидно, для этого надо будет вносить изменения в генетический код.
Второй путь – это борьба с его проявлениями, на уровне механизмов. Например, с целью борьбы с клеточным мусором можно добавлять ферменты, которые его разлагают.
Наконец, то, что делается сейчас – борьба с последствиями старения, которая осуществляется средствами косметической терапии и хирургии.
Полное избавление от старения будет достигнуто, когда мы полностью поймем его причины. Частичное – когда поймем его механизмы.

И.Г.: И каковы сроки?

По оценкам Обри ди Грея, речь идет о нескольких десятках лет. В течение ближайших 10-15 лет технологии будут опробованы на экспериментальных животных – мышах, а на человеке – через 20-25 лет. Это при условии достаточного финансирования и отсутствия непредвиденных чрезмерных сложностей. Здесь достаточно большая степень неопределенности. Может быть, на переход от мышей к человеку потребуется 10-15 лет, а может, и больше, несколько десятилетий.

И.Г.: В какой степени на развитие подобных технологий может повлиять воля «сильных мира сего»? Не возьмут ли они их полностью под свой контроль, чтобы распоряжаться ими исключительно в своих интересах и в ущерб простым людям? Не затормозят ли развитие технологий, способных покончить с биологическим неравенством? Кроме того, насколько известно, мировая олигархия заинтересована в сокращении населения, поэтому технологии, позволяющие радикально продлить жизнь, вряд ли будут ей по душе.

Здесь вопрос в том, насколько далеко идут планы правящих кругов. В нынешних реалиях, быстро и порой непредсказуемо меняющихся, мало кто планирует далеко. Правящие круги работают по реакциям, то есть реагируя на те или иные возникающие конкретные ситуации, вызовы.

И.Г.: А всякие пресловутые органы «мировой закулисы» – Трехсторонняя комиссия, Бильдербергский клуб, Давосский форум и прочие?

Разумеется, эти высшие клубы, объединяющие представителей самой крупной финансово-промышленной буржуазии, есть. В этих клубах в рамках определенной идеологии утрясаются интересы противоборствующих групп. Но человеческое общество, особенно в масштабах планеты, слишком сложно, чтобы им можно было жестко управлять и уж тем более точно планировать долгосрочное развитие. Есть отдельные примеры, когда люди могут осуществлять планирование – например, владельцы крупных корпораций. На уровне отдельных аспектов, проектов, придумок – да, планировать можно, но ни одна придумка не охватывается, не осваивается всеми.
Вместе с тем развивается технология моделирования сложных социальных процессов. Например, в Англии разрабатывается система, которая интегрирует в режиме реального времени информацию из баз данных о каждом жителе страны: гражданское состояние, собственность, денежные операции, потребление, работа. То есть идет моделирование целого общества на уровне отдельного человека.
В США разработали компьютерную игру, моделирующую процесс насаждения демократии в авторитарном государстве: активность диссидентов, распространение листовок, отслеживание реакции правительства. Этот метод моделирования, помимо всего прочего, использовался и в ходе подготовки к «оранжевой революции». Эту игру можно скачать из Интернета.
Политика – это согласование и выработка равнодействующей в системе, где балансируют интересы отдельных субъектов, подкрепленные их возможностями повлиять на развитие процессов. На общем уровне нельзя утверждать, что какое-либо начинание может быть полностью заблокировано. Для элиты важны просто власть и деньги. Но что сможет сделать элита, как она будет себя вести, если власть и деньги не будут иметь никакого смысла, так как все будут самодостаточны? Как планировать свою деятельность, если они понимают, что цель неактуальна, а подготовиться к неизбежности радикальных изменений сложно?
Можно привести такой пример: в пустыне живет племя, сильно зависящее от наличия воды, которой остро не хватает. Водой же распоряжается жадный торговец, которому принадлежат все колодцы. Вдруг в пустыне резко меняется климат, начинают идти дожди. Торговец начинает лихорадочно строить навесы, препятствовать людям пользоваться дождевой водой. Абсурд, конечно...

И.Г.: Напоминает сюжет советского кинофильма «Через тернии к звездам». Смотрел?

Нет, а про что там?

И.Г.: На одной планете оказалась загаженной вся среда обитания – атмосфера, вода, почва; и жители вследствие этого вынуждены ютиться в катакомбах, а для выхода наружу пользоваться противогазами. Злобный и алчный карлик Туранчокс, владелец крупной корпорации «Свежий воздух», занимающейся изготовлением кислородных баллонов, лицевых масок для прикрытия генетических уродств; противогазов и прочих подобных товаров, получает огромные прибыли за счет страданий жителей планеты. Он обладает огромной безраздельной властью, все от него безоговорочно зависят. И вот на планету прибывает экспедиция землян XXIII века, вооруженная всей мощью сверхтехнологий, в том числе тех, которые способны за короткий срок очистить планету от загрязнения и вернуть ей жизнь. Тогда все эти дорогостоящие аксессуары становятся совершенно ненужными. Поэтому Туранчокс, которому была выгодна консервация мертвого состояния планеты, повел против земной экспедиции диверсионную войну, и в результате ее даже были жертвы со стороны землян. Но в итоге и он сам погиб довольно страшным образом. Интересна все же мотивация подобных субъектов...

Вот и сейчас неосмотрительно отвергаются сверхтехнологии. Вместо общества сверхтехнологий – общество так называемого «устойчивого развития».

И.Г.: Кстати, это термин, введенный в обращение в программных документах того же «Римского клуба», одного из элитарных «мозговых центров». Термин реакционный, придуманный так называемой «интеллектуальной элитой» планеты, точнее, интеллектуальной обслугой мировой олигархии. К сожалению, задача «устойчивого развития», консервативная и капитулянтская по сути, прописана даже в Программе КПРФ. Надеюсь, только потому, что термин на первый взгляд является словесно привлекательным, и решение о включении этого термина было принято просто под влиянием сложившихся стереотипов вокруг него, а не из-за сознательных консервативных мотивов.

Да, вот, например, в основе идеи «устойчивого развития», лежит, в частности, необходимость развития «ресурсосберегающих технологий». Однако если подойти к проблеме со «сверхтехнологической» парадигмой, то для тех же нанотехнологий обыкновенная свалка является более ценным ресурсом, чем джунгли Амазонки. У элит отсутствует понимание тенденций развития, у них слишком короткие горизонты планирования.
Что касается ограничения рождаемости. У США есть определенный план. Когда-то провели исследование, в котором говорится, что если в некоторых странах будет высокая рождаемость, то рано или поздно там встанет вопрос: а почему, собственно, США выкачивают себе огромное количество ресурсов, в том числе и с их земли? А за постановкой такого вопроса последуют и реальные действия, угрожающие «национальной безопасности» США, то есть сверхвысокому уровню жизни их граждан. Следовательно, США должны осуществлять политику ограничения рождаемости, используя пропаганду и распространение противозачаточных средств, поощряя стерилизацию людей детородного возраста, аборты. Но, скажем, у католической церкви позиция иная. Она заинтересована в расширение своей паствы, и средства ограничения рождаемости сами по себе прямо противоречат религиозным догмам.
Но на самом деле и тот, и другой подход одинаково абсурдны. Через 20 лет мир настолько изменится, настолько станет другим, что не будет иметь абсолютно никакого значения, сколько будет рождаться детей.
В качестве аргумента можно привести информацию о развитии образовательных, или когнитивных, технологий. Для эффективного обучения любого количества людей с применением этих технологий достаточно найти одного хорошего автора учебника и разработать образовательный продукт, который будет работать лучше любого учителя. К этим технологиям можно присоединить системы принятия решений и системы сетевой коммуникации, позволяющие, например, быстро сформировать контрэлиту. Что касается занятости на физических работах, то к 2010-2015 годам при желании можно будет с помощью робототехники решить проблему физического труда.
Попытки нынешних элит строить долгосрочные геополитические прогнозы – абсурд, потому что они рассматривают будущее совершенно не в том контексте. В моем примере с торговцем водой в пустыне это все равно что ситуация, когда вода уже разлита везде, а торговец бегает и лихорадочно с ней борется, возводя навесы. Верх абсурда – прогноз по восстановлению Чечни, в котором предусматривается пуск в Грозном первого троллейбуса... в 2050 году. Здесь вообще непонятно, смеяться или плакать.
Вся эта мелочная суета с Болонским процессом, единым госэкзаменом, транспортными кольцами и платными дорогами не имеет никакого отношения к будущему. В 2030 году образовательные и транспортные проблемы будут решаться принципиально иными средствами.
В общем, хорошие идеи рано или поздно побеждают и внедряются в жизненную практику, но сейчас мы пока не видим способности и желания хотя бы воспринять их, ни у элиты, ни у обычных людей.

И.Г.: Это действительно большая проблема – отсутствие, надеюсь, временное, коллективной воли к светлому высокотехнологичному будущему. В связи с этим хотелось бы прояснить такой вопрос. Если ни у существующей элиты, ни у основной массы населения нет понимания перспектив развития, нет желания кардинально изменить общество, то роль впереди идущих, очевидно, должны взять на себя революционные силы нового поколения. Пока, правда, они еще не сформировались в целостную структуру, но уже все активнее встает вопрос о том, какими именно они должны быть, какую позитивную программу социальных преобразований они должны предложить обществу.
Если рассмотреть историю развития нашей коммунистической идеологии, историю ее взлетов и падений, то мы увидим, что основоположники марксизма взяли из науки самое передовое, что было на тот момент. Точно так же и большевизм, ленинизм в ходе практического воплощения идеологии коммунизма взял из науки и техники того времени самое прогрессивное. Самый яркий пример – инициатива Ленина по электрификации, его знаменитая формула «Коммунизм – это Советская власть плюс электрификация всей страны».
Коммунистическая идеология была на высоте, одерживала реальные победы тогда и только тогда, когда брала на вооружение все самое передовое, наработанное учеными и специалистами на тот момент. Когда она обретает реликтовые черты, она неизбежно и закономерно деградирует, увядает, теряет общественную поддержку, что мы и видим сейчас.
Грядущее коммунистическое возрождение должно быть непременно связано со сверхтехнологиями будущего, способными практически реализовать основные программные принципы коммунизма, и никак иначе. На новом витке общественного развития нам предоставляется шанс, которого из-за несовершенства развития производительных сил по сравнению с идейными требованиями не было даже у большевиков. И поэтому мы должны уже сейчас, основываясь на знаниях о перспективном развитии сверхтехнологий, начать формулировать фундаментальные черты общества, которое хотим построить. Что, на твой взгляд, можно выделить в этом аспекте?

Хорошо было бы иметь Всесоюзный научно-исследовательский институт перехода к светлому будущему. Но его сейчас нет. В принципе, планирование будущего, исходя из адекватных предпосылок, является относительно простой задачей. Очень многие из прогнозов не требуют ничего больше, чем здравый смысл, опирающийся на правильные предпосылки.
Мы хорошо представляем перспективы научно-технического прогресса. Сейчас перспективы биомедицинских технологий – это не спекуляции, а реальный путь развития, над этим уже сейчас ведется работа.
Политическим силам не надо ничего выдумывать, надо научиться лишь отделять зерна от плевел. Не надо прибегать к идеологическим нагрузкам, наподобие лозунга о превращении науки в производительную силу – это и так уже сложилось, это не является специфическим коммунистическим лозунгом. Прогнозы не являются идеологическими. Следует понять реальные возможности.
Например, за 5 лет, если поставить такую задачу, можно дать каждому человеку бесплатно все книги и фильмы, которые существуют на сегодняшний день.
Также важнейшей задачей является комплексная автоматизация. Сейчас количество полноценных промышленных роботов в России измеряется чуть ли не единицами, а в СССР их было 50000. Если в СССР автоматизация несла идеологическую нагрузку – «освобождение человека от тяжелого физического и монотонного умственного труда», то в капиталистических странах ее необходимость диктуется экономическими соображениями, выгодой. Пока, правда, капиталу выгоднее вместо внедрения роботов нанимать многомиллионные армии низкооплачиваемых пролетариев из стран «третьего мира».
Если все же есть необходимость постановки именно идеологической задачи, то она должна быть применительно к этому направлению сформулирована таким образом: к такому-то году довести степень автоматизации до определенного уровня. Благодаря этому высвобождается человеческое время, сокращается рабочий день, увеличивается отпуск. Часть высвободившихся ресурсов необходимо направить на улучшение среды обитания человека. Теоретически разработки в этой сфере могут быть перенесены на любую область. Надо сказать, что на практическом уровне пока востребована достаточно примитивная автоматизация: даже на исключительно высокотехнологичном, предельно автоматизированном новом заводе BMW трудятся 1500 человек. Дело в том, что там ставится задача снижения издержек, а не освобождения человека. Когда робот выполняет всю работу, то категория производительности труда теряет смысл. Человек получает продукта столько, сколько ему нужно, и положение Маркса о том, что стоимость создается трудом, здесь теряет смысл.

И.Г.: Точнее сказать, здесь создается уже не стоимость, не товар, а полезный продукт, свободный от экономических категорий. То есть отменяются сами принципы, по которым функционирует капиталистическое производство, описанное Марксом, его теорией стоимости. Формируется качественно новый, более прогрессивный, способ производства, который уже не подчиняется выведенным Марксом экономическим законам капитализма. Что и требовалось доказать – марксизм подтверждает, что подобные производства уже к капитализму не относятся. Мы видим, что технология меняет экономическую основу, можно даже сказать – общественно-экономическую формацию. И уже существуют подобные производства?

В мире сейчас есть примерно 10 производств, в которых вообще не используется труд человека.
Политическая сила может поставить конкретные реализуемые цели, хотя бы наподобие лозунга советских коммунистов «Каждой семье к 2000 году – отдельную квартиру». Переход к производству, основанному на робототехнике, кардинально и на качественно новом уровне решает проблемы сегодняшнего дня: нехватка ресурсов, демография и тому подобное. Процент прироста выпускаемой продукции в робототехнической производственной системе может достигать десятков процентов в год.
Это – передовая отрасль, это первое, что нужно сделать. Помимо этого, необходимо разместить всю информацию, которой владеет общество, в Интернет, сформировать полностью сетевую, цифровую, информатику. Необходимо создать бесплатную систему городского транспорта на новых технических принципах.
Словом, при правильном технологическом подходе и наличии политической воли можно достичь прироста реального объема произведенного продукта порядка десятков процентов в год.
Что касается объема продукции – очевидно, что человек физически не может потребить что-либо больше определенного количества, массы. Важно повышать качество. С помощью робототехники эта проблема решается. Если говорить о бесплатном труде роботов, то их можно запрограммировать на сколь угодно сложные и кропотливые действия. Например, в Израиле есть плодовые хозяйства, где полив автоматизирован и управляется компьютером. К каждому растению подводится поливочное устройство, и точность впрыска воды на растение очень высока и заранее запрограммирована для каждого растения. Но, несмотря на кажущуюся сложность, такой процесс с точки зрения повременных затрат на роботов стоит не больше, чем если бы те же роботы просто доставили и вылили воду без «точного прицела».
На основе робототехники можно создать систему автоматического транспорта, в которую будет достаточно один раз ввести программу защиты от пробок, от столкновений с другими автомобилями и пешеходами. Когда в магазине робот работает раздатчиком, он может индивидуально, оптимальным образом, учитывая обычные предпочтения конкретного покупателя, сформировать для него потребительскую корзину. Сейчас очень высокий уровень интеллектуальности доступен без дополнительных затрат хотя бы в интернет-магазинах.
Надо четко понимать цели государства и общества. Сейчас никто так и не озвучил амбициозные цели в сфере развития здравоохранения. Никто не нацелен на то, чтобы дать людям бессмертие, абсолютное здоровье.
И это – общая проблема. Если раньше, в пятидесятых – шестидесятых годах в обществе, как в нашей стране, так и в масштабах планеты, господствующей была идея прогресса, то сейчас – идея кризиса. С этим связан и сделанный элитой в общественном сознании упор на «борьбу с терроризмом». А народ должен лишь избрать того, кто с этим кошмаром должен бороться.
Вопрос еще в том, что же именно нужно обществу. Если ему действительно нужны лишь иллюзии безопасности и стабильности, то правящие ныне элиты в лице Путина – если речь не о политической силе, а о личностях – всегда будут более популярными, чем оппозиция. Хотя бы по той причине, что они пока обеспечивают нечто вроде относительной стабильности и обладают реальным опытом руководящей работы и административными ресурсами.
Продолжаем перечисление важнейших технологий будущего. После робототехники необходимо массово внедрить технологии виртуальной реальности на таком уровне, чтобы это позволило основной массе населения работать, не выходя из собственного дома. Это касается тех, кто занимается одной лишь обработкой информации, чья работа не связана с непосредственным, контактным физическим воздействием на предметы труда – их работа должна быть полностью виртуализирована. Поднятые на качественно новый уровень технологии коммуникации, позволяющие достичь эффекта присутствия и обеспечивающие полную функциональность при обмене информацией между людьми, позволят во много раз снизить необходимость в пассажирском транспорте. Уже сейчас такие технологии стремительно развиваются. Например, пользователи компьютеров, подключенных к Интернету, с помощью программ типа Skype могут бесплатно осуществлять видеотелефонные переговоры по всему миру, платя только за интернет-доступ. Через 10 лет будут доступны устройства, проецирующие изображение непосредственно на сетчатку глаза с помощью лазерных лучей. Такие коммуникационные технологии естественным образом решат кажущиеся сейчас острыми проблемы территориальной целостности стран.

И.Г.: И даже больше: они позволят скрепить территории, которые сейчас формально разделены. Миллионы обычных людей при общении со своими знакомыми из стран «ближнего зарубежья» фактически игнорируют искусственно проведенные правящими элитами границы. В этом я вижу предпосылку будущего возрождения союза народов, возрождения «снизу», на качественно более высоких социальных принципах.

А когда будет доступен синхронный машинный перевод, то будут массово преодолены и барьеры, разделяющие нас с дальним зарубежьем. Когда будут общаться, к примеру, русский с французом, то русскому будет казаться, что разговор идет на русском языке, а французу – что на французском.
Дальнейшие шаги новой сферы общественного производства – развитие технологий искусственного интеллекта и нанотехнологий. В пределе – в сфере материального производства – создание наноассемблеров, позволяющих индивидуально изготавливать из любого исходного материала любые предметы в любых значимых для потребления количествах.

И.Г.: Важное замечание: это позволит каждому человеку обрести материальную независимость от общества, он уже не будет нуждаться в производительных силах и производственных отношениях как посреднических отчужденных инструментах. Проблема нехватки ресурсов перестанет существовать, так же как не существовало проблемы нехватки воздуха. Это означает формирование «искусственной природы», по отношению к которой человек вновь будет выступать как «собиратель», но уже на качественно более высоком витке спирали диалектического развития общества. Материальное производство и материальное потребление будут неразделимы и предельно индивидуализированы. Общественным, как я полагаю, будет производство информации, которая обладает свойством неотчуждаемости и беззатратного копирования в неограниченном масштабе, которая может принадлежать всем сразу. Из единого информационного пространства цивилизации человек может свободно черпать то, что ему необходимо, в неограниченном количестве, и отдавать туда плоды своего ума. Именно здесь реализуется коммунистический принцип «от каждого по способности – каждому по потребности».
В связи с этим такой вопрос. Очевидно, что такое единое информационное пространство коммунистической цивилизации будет служить не только всеобщим хранилищем информации, но и инструментом самоуправления общества, гомеостатическим регулятором процессов в общественной структуре. Также очевидно, что отдельные элементы, прототипы системы самоуправления можно и нужно начать разрабатывать в наше время, по инициативе «снизу», не надеясь на власть придержащих. Как должен идти прогресс в этой сфере?

Важнейшие принципы таких систем планирования, систем управления – максимальная доступность и максимально выраженная обратная связь. В свое время в СССР на базе Госплана разрабатывались перспективные системные решения.

И.Г.: Здесь необходимо упомянуть проект академика-кибернетика Виктора Глушкова по созданию Общегосударственной автоматизированной системы (ОГАС). Да и в западном полушарии также создавались подобные попытки – например, проект «Киберсин» в Чили в период президентства Альенде. Сейчас нечто подобное можно сделать на качественно новой основе, с неизмеримо большей степенью доступности.

Конечно – создание сложной модульной системы учета и планирования с обратной связью, в работу которой непосредственно вовлечено население – никаких причин, препятствующих этому, я не вижу. Почему не может быть выстроена такая система, начиная с самых простых вещей? Например, сервер «Обсуди жизнь» – форум для каждого дома, населенного пункта, куда можно пожаловаться, внести предложение. Можно создать сервер регистрации качества работы коммунальных служб, куда каждый житель мог бы сигнализировать о неисправностях работы систем жизнеобеспечения, и этот же сервер мог бы автоматически определять интегральные показатели качества работы служб по реагированию на неисправности и их устранению.
Вопрос централизации и системной интеграции каналов управления, доведения их до каждого жителя, технически не представляет абсолютно никаких проблем, когда есть Интернет. Проблема в организации. Например, регулярно отменяются электрички с Ленинградского вокзала, и изменения в расписании вывешиваются на каждой станции. Спрашивается, почему так же оперативно не выдавать эту информацию на сайт, чтобы люди могли быть в курсе отмен, не выходя из дома? Внесение такой информации практически ничего не стоит и занимает всего несколько минут.
На японских предприятиях, например, где внедрена система управления качеством Total Quality Management, при возникновении какой-либо проблемы все без исключения участники процесса обязаны найти и устранить ее.
Вот ввели так называемые «основы православной культуры» в школах. Опять же, решение было принято верхушечное, а на уровне исполнения практически не знали, что конкретно делать. В таких случаях также должна быть единая система учета жалоб, которую технически создать очень легко.
И если такой проект не выходит на государственный уровень, то нужно наличие людей доброй воли, которые будут готовы взять это на себя.

И.Г.: Системы самоорганизующегося информационного производства, основанные на добровольном бесплатном труде, сейчас уже реальность – Open Source, Linux. Сейчас мы с товарищами-программистами приступили к разработке ориентированной на непосредственных производителей интерактивной системы, позволяющей им найти друг друга, связать между собой для запуска проектов и управлять их реализацией. В перспективе – разработка интерактивной системы народного контроля за должностными лицами, системы общественного самоуправления, потребительских интерактивных систем – находящихся под контролем потребителей средств заказа и распределения потребительских товаров. Все это мы видим как зачатки будущего информационно-управляющего пространства коммунистической цивилизации.
Основываясь на одной интересной неомарксистской работе «После коммунизма», можно предположить, что на определенной стадии развития общества то, что ранее являлось производственными и распределительными отношениями, отчужденными от людей общественными инструментами-посредниками, начинает преобразовываться в непосредственные производительные силы. Их можно сознательно изобретать, проектировать, изготавливать, внедрять. Это стало возможно благодаря развитию информационных технологий как важнейшей составляющей производительных сил на данном этапе. Таким образом, народ, разрабатывая и используя подобные интерактивные системы, неизбежно начнет непосредственно и осознанно осваивать то, что ранее было от него отчуждено, в том числе при советской модели государственно-монополистического управления экономикой и обществом.

Та политическая сила, которая пожелает это реализовать, должна облечь свою инициативу в явную форму. Интернет действительно необходимо усовершенствовать. У него достаточно много каналов обратной связи, но он сейчас децентрализован, неупорядочен. Обратная связь есть в виде возможности оставить комментарий, выставить рейтинг. Но это, безусловно, должно быть расширено. Вплоть до возможности оценить уровень качества дорог у своего дома. А что касается того же «Линукса», то совсем не факт, что программист, участвующий в Open Source, понимает и разделяет коммунистические идеи. Может, это ему просто интересно. Много людей просто плывут по течению, не стремясь самоорганизоваться, как-то изменить жизнь вокруг себя.

И.Г.: Согласен, здесь проблема не только техническая, но и психологическая, проблема мотивации. Человек должен захотеть участвовать в самоуправлении, он должен захотеть научиться быть хозяином своей жизни, научиться влиять на общество, вместе с другими его изменять в лучшую сторону. То есть научиться коммунизму. Ленин в свое время говорил именно так: «учиться, учиться и учиться коммунизму». А не просто «учиться». Просто учиться может будущий исполнитель, работник. Для СССР действительно тогда были более важны те, кто учился рабочему, инженерному или военному делу, и советские идеологи обрезали важнейший призыв основателя Советского государства, кардинально изменив суть ленинской мысли. Во всех школах лозунг висел именно в усеченном виде. Но сегодня он актуален именно в том виде, в котором был произнесен. Время учиться коммунизму...
И вот наша беседа уже подходит к концу. Какой ее общий итог ты мог бы высказать?

Если не учитывать или игнорировать ожидаемые радикальные изменения человека и общества, то ничего хорошего получиться не может. И решения, которые определят будущее, придется принимать скоро. По сути, есть две реальности, которые необратимо разойдутся весьма скоро. Первая реальность – все остается как есть и изменения игнорируются, вторая – идет прогресс, общество кардинально меняется, и люди активно используют эти изменения, реализуют предоставляемые им возможности. Нужно четко определиться с перспективой. Уже сейчас надо определять: мы живем так, как живем – или идем вперед, принимая и осваивая все лучшее, что наработано на сегодняшний день, и берем его с собой в будущее.
Идея кризиса, которой оперируют нынешние правящие элиты, не принесла обществу, особенно простым людям, абсолютно ничего конструктивного. Лишь фантомы вроде «борьбы с терроризмом», миф «устойчивого развития». В то же время идея прогресса дала людям все то положительное, что они имеют. Решительно и бесповоротно отказаться от навязываемой нам идеологии страха и вернуться к идеологии прогресса – вот то, что жизненно необходимо обществу сейчас.


Беседу вел
Игорь Герасимов,
член МГК КПРФ,
руководитель комиссии по науке и инновациям (инновационного отдела) МГК СКМ РФ

Алабушево – Москва

5 – 15 января 2007 г.

Фото автора