Вы - новичок

и хотите больше узнать о движении или вступить в него

Вы - активист

и вас интересует жизнь движения

Вы - инвестор

и вы заинтересовались проектами движения и возможностью финансирования

Вы - журналист

и ищете информацию или хотите взять интервью

Ценность человеческой жизни

Дата опубликования статьи: 17.06.2009

Об использовании  понятия "ценность человеческой жизни" в качестве инструмента анализа проблем сдерживания, межгосударственных отношений, процесса вооруженной борьбы.

С середины 60-годов прошлого столетия в Вычислительном центре АН СССР ( в настоящее время - Вычислительный центр им. А.А. Дородницына РАН) средствами математического моделирования ведутся исследования процессов вооруженной борьбы и межгосударственных отношений [1-10].  Эти исследования были инициированы академиком Н.Н. Моисеевым и выполнялись в рамках выдвинутого им проекта «Гея», ориентированного на изучение различных аспектов взаимного влияния человеческого общества и окружающей его среды. Комплекс исследований, выполненный в рамках проекта «Гея», привел ко многим полезным результатам  в разных областях, касающихся функционирования человеческих сообществ на Земле. Наиболее известным среди этих результатов является возникновение понятия о «ядерной зиме». Содержание этого понятия коротко будет охарактеризовано ниже.
Что касается исследований процесса вооруженной борьбы, то в их рамках  была разработана система моделей, описывающая процесс вооруженной борьбы на разных уровнях подробности, с учетом разных факторов. Некоторые элементы этой системы были  реализованы на компьютере в форме имитационных систем и с этими реализациями выполнены имитационные  эксперименты [1-6, 10].
Был разработан также  ряд имитационных моделей, воспроизводящих развитие взаимоотношений в системе государств [6,9,10]. В рамках этих моделей имитировалось функционирование нескольких государств, обладающих территорией, разбитой на регионы, с расположенными на них производственными фондами, могущими производить мирную и военную продукцию. Экономическое функционирование стран с учетом их взаимоотношений, определяемых возможностью взаимных инвестиций, обмена продукцией, как мирной, так и военной, войнами между ними, сопровождавшимися захватом чужих территорий с расположенными на них производственными фондами, описывалось простейшей двухсекторной моделью. Процесс вооруженной борьбы, если таковой возникал, описывался моделью, где взаимное уничтожение конфликтующих противников моделировалось на основе ланчестеровских моделей, перемещение войск по театру военных действий моделировалось  на основе схем П.С. Краснощекова [1, стр. 82, 2], психологические факторы, в частности, потеря войсками  боеспособности  учитывалась посредством фактора Л.Н. Толстого [4, 12]. Управление экономикой стран и их вооруженными силами воспроизводили эксперты, представляющие государственные органы стран.  Было выполнено несколько компьютерных реализаций с разными вариантами таких моделей.
Один из выводов методологического характера, который можно сделать из охарактеризованного комплекса исследований, состоит в том, что, если сложность исследуемого процесса превосходит некоторый уровень, то для его анализа и прогноза необходима технология, объединяющая гуманитарные и математические средства. Удобной реализацией этой технологии является метод анализа и отработки сценариев [9]. Его суть состоит  в разработке гуманитарными средствами   сценариев развития исследуемых процессов, «превращения» этих сценариев в сценарии имитационных экспериментов или имитационных игр с соответствующими математическими моделями, выполнения имитационных экспериментов и игр, сообщения результатов специалистам, разрабатывавшим сценарии, уточнения ими сценариев, уточнения математических моделей, выполнение с ними новых экспериментов и т.д.  Выполнение описанных циклов предоставляет удобные средства для организации взаимодействия между экспертами гуманитарного профиля и специалистами по математическому моделированию.
Внедрение технологии, объединяющей гуманитарные и математические средства анализа и прогноза  сложных процессов в практику исследований и принятия практических решений - дело будущего, возможно, достаточно отдаленного. Для такого внедрения необходим другой уровень взаимопонимания гуманитарной и математической сфер исследований, чем тот, который имеется сейчас. Для повышения этого уровня необходима соответствующая  модификация системы образования. Характерное время модификации системы образования соизмеримо со временем жизни поколения.
Тем не менее, некоторые формы взаимодействия между математическими и гуманитарными средствами анализа и прогноза сложных процессов возможны в настоящее время. Одной  из таких форм  является возникновение в результате работы с моделями  понятий и представлений, которые затем становятся инструментами изучения процессов в гуманитарной сфере. Примером такой ситуации является упоминавшееся выше понятие о «ядерной зиме».  Оно возникло в результате математического моделирования процесса общей циркуляции атмосферы с учетом задымленности нижних слоев атмосферы, которая возникает из-за пожаров, вызванных ядерными взрывами. Эта задымленность вызовет столь существенное  понижение температуры нижних слоев атмосферы в течение времени порядка года, что современная производственная  структура будет разрушена. В настоящее время представление о ядерной зиме оказывает влияние на решения государственных органов ряда стран, касающихся  развития ядерных вооружений, стратегического сдерживания, межгосударственных отношений.
При анализе выполненных имитационных игр в рамках охарактеризованных выше  моделей, описывающих развитие взаимоотношений в системе государств, возникло представление о «ценности человеческой жизни» людей в других государствах с точки зрения людей в данном государстве. Это представление предлагается использовать для анализа гуманитарными средствами межгосударственных отношений. Прежде, чем описывать предлагаемое содержание понятия «ценность человеческой жизни» в другом государстве с точки зрения людей данного государства, уточним понятия и словосочетания, которые использовались выше.
Словосочетание «межгосударственные отношения»  будет означать в настоящей статье ту сторону отношений между государствами, которая определяется представлениями их правящих структур  о возможных угрозах военного характера, со стороны других государств и их союзов, а также их представлениями о возможности применения своих вооруженных сил для достижения интересов, которые, как им кажется, необходимо достигать. Именно эти представления лежат в основе принимаемых государственными структурами решений, касающихся обеспечения безопасности, развития вооружений и военной промышленности. Таким образом, термин  «межгосударственные отношения» имеет в настоящей статье смысл, более узкий и одновременно более конкретный, тем термин «международные отношения» Слово  «сдерживание» будет означать осуществляемый данным государством комплекс мероприятий  в экономической, военно-экономической, военной, политической, в области межгосударственных отношений, в информационной области,  уменьшающий вероятность применения против данного государства силы, а также нанесения ущерба интересам данному государству.
Словосочетание «развитое», «цивилизованное» государство будет означать государство с демократической формой правления и «достаточно» развитой экономикой. Конечно, это толкование словосочетания «развитое» государство не является четким и не обеспечивает строгого деления государств мирового сообщества на «развитые» и «неразвитые». 
При анализе выполненных имитационных экспериментов с моделями, описывающими взаимоотношения в системе государств, был сделан вывод о том, что при планировании и осуществлении силовых акций с использованием вооруженных сил политическим  руководством «развитых», «цивилизованных» государств, возможная гибель  «не своих» людей, в том числе и совершенно непричастных к конфликту,  причиняемый им ущерб, ущерб, причиненный другим государствам в результате выполнения силовой акции, не являются существенными факторами, способными повлиять на принятие решения о проведении силовой акции.  Существенным фактором, влияющем на принятие решения о проведении силовой акции является только «свои» людские потери. Когда Израиль (вместе с США?) планировал  вторжение в Ливан его, конечно, мало интересовали неизбежные потери мирного населения от этой акции, которых было на порядок больше, чем потерь боевиков и на два порядка больше, чем потерь военнослужащих Израиля. Когда  США планировали вторжение в Ирак, их, конечно, мало интересовали потери мирного населения в Ираке, которые на два порядка больше, чем потерь американцев.  Ограничения на свои людские потери при выполнении силовых акций в «развитых», «цивилизованных», демократических странах имеют две оставляющие. Одна из них является фундаментальной, объективной. Ее природа как раз и есть сравнительная  «ценность человеческой жизни» в  стране, осуществляющей акцию, по сравнению с ее ценностью в стране, против которой направлена акция, с точки зрения людей в стране, осуществляющей акцию. Чем выше эта оценка, тем меньшие «свои» потери допустимы при выполнении силовой акции и тем меньшее значение имеют «не свои» потери.
Понятие «ценность человеческой жизни» так, как оно здесь трактуется, носит в значительной мере качественный характер. Тем не менее, по нашему мнению, в конкретных обстоятельствах можно, во первых, сравнивать значения «ценности человеческой жизни» и даже давать численные оценки, однако, только с точностью до порядка. В «нулевом приближении» ценность человеческой жизни в других странах для человека данной страны равна нулю. Можно говорить и о первом приближении.  Например, для США ценность жизни военнослужащего коалиционных сил из Англии, хотя и меньше, чем ценность жизни военнослужащего из США, однако, гораздо выше, чем ценность жизни военнослужащего коалиционных сил  из Польши. По некоторым оценкам общие потери населения в Ираке в результате вторжения США составляют  (к октябрю 2006 года) 560 тысяч человек. Кого это волнует в США? Буш неуверенно промямлил недавно, что эти оценки завышены. При этом потери американцев - около трех тысяч и это уже вызывает очевидное  напряжение в американском обществе. Эти цифры дают соотношение ценности жизни гражданина Ирака по сравнению с ценностью жизни гражданина в США с точки зрения гражданина США: она, по крайней мере, на два порядка ниже.
Конечно, во всех странах есть люди для которых жизнь людей во всех других странах столь же ценна, как и в его собственной. Однако, не они определяют межгосударственные отношения. В «цивилизованных», демократических государствах их определяет, в конечном счете, «электорат», т.е. люди «обычные», другими словами, обыватели. В фундаменте нулевой оценки ценности жизни в других странах с точки зрения гражданина в данной стране лежат культурологические факторы: невозможность обывателю жить в другой культурной среде, т.е. в среде, где «не так»  сидят, «не так» стоят, «не так» ходят, «не так»  говорят, «не над тем» смеются, «не тем» богам молятся, а, если и тем, то не так как нужно и т.д.
В «развитых», «цивилизованных» странах ограничения на «свои» потери при выполнении силовых акций реализуются через неподконтрольные государственным структурам средства массовой информации и политическую оппозицию: общественное мнение и политическая оппозиция предъявляет через СМИ требования к политическому и военному руководству выполнять силовую акцию с потерями, не превышающими некоторый предел (который заранее неизвестен и определяется «ситуационной составляющей» - см. ниже).
Ограничения на свои потери при выполнении силовых акций имеют место и в странах, которые нельзя отнести к «развитым», «цивилизованным», демократическим, однако, эти ограничения более слабые. В этих странах также имеются механизмы, через которые реализуют ограничения на свои потери во время выполнения силовых операций. Однако,  эти механизмы действуют гораздо слабее. Главную их составляющую можно выразить следующим образом: «и молча обменённый взор ему был общий приговор [11]». Имеются в виду соратники за спиной диктатора, когда они чувствуют, что дни диктатуры сочтены.
Для пояснения  того, что понимается под ситуационной составляющей ограничений на свои потери в силовых операциях «развитых», «цивилизованных» государств, выскажем следующие предположения. Если бы не было 11 сентября, война в Ираке или была бы невозможна или, если все-таки она была бы осуществлена, то  уже закончилась бы поражением США: общественное мнение в США тогда бы «не выдержало» таких потерь у американцев, которые там имеют место.  Что касается потерь остальных членов коалиции, то ни для руководства США, ни для общественного мнения в США этот фактор не имеет существенного  значения (это очевидно); он имеет значение только для руководства соответствующих стран и для общественного мнения в этих странах. В равной мере, для США (и других членов коалиции) не имеют  значения потери мирного населения в Ираке (это очевидно), имеющие место в результате войны. С другой стороны, критический уровень потерь США при бомбардировках авиацией НАТО Югославии вряд ли превышал несколько десятков человек. (США потеряли в этой операции пять человек, но не в результате боевых действий, а в результате технических аварий.) 
Политическое руководство «выигрывает», если цели силовой акции достигаются с потерями, не превышающими «критический» предел, определяемый фундаментальной и ситуационной составляющими. Если политическое руководство добивается в результате силовой операции поставленной цели с меньшими потерями, чем указанный предел, то оно «выигрывает», как это было с политическим руководством Англии в войне за Фольклендские острова, с политическим руководством  России во второй чеченской войне. Если потери превышают указанную оценку, оно «проигрывает» как это имело место с политическим руководством Израиля при вторжении на юг Ливана, как это имеет место сейчас с политическим руководством США в войне  в Ираке. Здесь слова «выигрывает», «проигрывает» означают оценку действий политического руководства общественным мнением внутри данной страны. Если же политическое руководство вынуждено прекратить силовую операцию из-за превышения «разрешенного» своим общественным мнением  «своих» потерь, не добившись поставленных целей, то в данной вооруженной борьбе проигрывает страна, которую политическое руководство возглавляет, как это было с США во Вьетнаме, с СССР в Афганистане, с Россией в первой чеченской войне, как это, несомненно, будет иметь место с США в войне с Ираком.
Отсюда вытекает, что «военная сила» «развитого» государства с точки зрения «развитых» государств в локальных и региональных конфликтах тем больше, чем с меньшими людскими потерями оно может выполнять силовые акции.  Другими словами, «развитое» государство тем сильнее, чем «дальше» оно может продвинуть свои интересы с помощью силовых акций  при ограничениях на свои людские потери, в фундаменте которых лежит сравнительная ценность человеческой жизни в стране, против которой выполняется силовая акция, по сравнению с ценностью человеческой жизни в стране, выполняющей силовую акцию. 
Межгосударственные отношения - одна из форм отношений между людьми. Различные формы отношений между людьми можно снабдить иерархией. На нижнем уровне этой иерархии - обычные бытовые отношения, на верхнем - межгосударственные отношения. Чем выше уровень этой иерархии тем в меньшей степени отношениям присуще то, что именуется «нравственностью». Межгосударственные отношения практически лишены этого качества.
Характерное время эволюции межгосударственных отношений - тысячелетия. В самом деле, межгосударственные отношения, в сущности, не претерпели существенного изменения со времен Древнего Мира. Город-государство Скиона на Палленском полуострове (в Греции) в 423  г. до н. э. вышло из состава Афинского морского союза. Афины осадили Скину и  через год захватили ее. Женщин и детей продали в рабство, мужчин пленили и отправили в Афины, где их использовали в качестве гребцов на триерах и рабочих на лаврионских серебряных рудниках, т.е. в качестве государственных рабов. Чем это отличается от того, что происходило через два тысячелетия на оккупированных немцами территориях СССР во время Второй мировой войны? Мы ? не лучше. Когда советские солдаты ворвались на территорию Германии жизнь ее мирного гражданина «ничего не стоила», как это всегда бывает, когда армия одного государства вторгается на территорию другого. На территориях, оккупированных советскими войсками во время Второй мировой войны царили беззаконие, произвол, насилие, грабеж.
Межгосударственные отношения составляют систему. Находясь в этой системе, государства мирового сообщества, хотят они этого или не хотят, вынуждены жить по ее законам, иначе они могут быть уничтожены. Эти «законы» мало отличаются от тех, которые имеют место в стае зверей. Для того, чтобы некоторому государству выжить в существующей системе межгосударственных отношений, для того, чтобы сохранить свою территорию, свою государственность, свой уклад жизни, свою культуру, свои ресурсы ? для этого ему и необходимо  «сдерживание» других государств от  силовых акций против себя («с волками жить - по волчьи  выть»).
Все, что сказано выше, являются моделью реальности, отражающей ее некоторую грань. Эта модель не является математической и имеет гуманитарный, «мягкий» характер. Однако, она основана на языковых средствах, главными среди которых являются понятия о ценности человеческой жизни, так, как оно здесь трактуется и о межгосударственных отношениях (смотрите выше толкование этого термина), возникших в результате математического моделирования. Эти понятия вместе с другими понятиями, использовавшимися в выполненном гуманитарном анализе и, что самое главное, вместе с взаимосвязями между ними составляют языковую среду. (Языковая среда ? это комплекс понятий, смысл которых определяется взаимосвязями между ними.)

Выводы.

  1. В фундаменте межгосударственных отношений в том понимании этого термина, о котором говорилось выше, лежат оценки ценности жизни людей  в других государствах, по сравнению с ценностью жизни в  данном государстве с точки зрения людей в данном государстве.  «В нулевом приближении» ценность жизни людей в других государствах с точки зрения людей в данном государстве равна нулю. Этого обстоятельство определяется неприятием людьми чуждой им культуры. В грубой форме это можно выразить следующим образом: к своему дерьму принюхались, а чужое воняет омерзительно.
  2. Межгосударственные отношения лишены нравственных норм.
  3. Характерное время развития (в лучшую сторону) межгосударственных отношений, по крайней мере, на порядок больше характерного времени смены поколений.
  4. Маловероятно, что государствам, обладающим сейчас ядерным оружием, удастся сохранить режим нераспространения ядерного оружия: для того сохранить свой суверенитет, свой уклад жизни, свою культуру, для того, чтобы интересы государств уважали, им  необходимы инструменты сдерживания. Самым эффективным таким инструментом является ядерное оружие. Когда ядерное оружие получат в свое распоряжение порядка десяти – пятнадцати государств, дальнейшее его распространение будет носить характер взрыва. 
  5.  Ценность жизни людей в России с точки зрения людей в  любой «развитой», «цивилизованной», демократической (см. выше определение этих терминов) стране в течение жизни ближайших поколений будет (в нулевом приближении) равна нулю.
  6. Прогноз потерь своих людей являются единственным существенным ограничением при планировании силовых акций против России со стороны «развитых», «цивилизованных»  государств. Потери граждан России, суверенитет России, ее великая культура не будут иметь существенного значения, если какие-либо свои цели «развитые», «цивилизованные» страны (и их союзы) могут  достигнуть посредством выполнения силовой акции против России с приемлемыми для этих стран своими потерями.
  7. В течении жизни ближайших поколений все более значимой угрозой для России будет становиться стремление «развитых», «цивилизованных» государств отобрать у России ее природные ресурсы. Маловероятно (но не исключено полностью), что будут предприняты попытки реализации этой угрозы силовым путем. Наиболее вероятными будут попытки расчленить Россию. Для этого достаточно установления в ней либерально-демократической социально-экономической системы по западному образцу.

 

Литература

    • Иванилов В.Ю., Огарышев В.Ф., Павловский Ю.Н. Имитация конфликтов. М.: ВЦ РАН. 1993. 196 с.
    • Краснощеков П.С. , Петров А.А. Принципы построения моделей. М.: Фазис. 2000. 411 c.
    • Савин Г.И. Системное моделирование сложных процессов. М.: Фазис. 2000. 275 с.
    • Павловский Ю.Н. О факторе Л.Н. Толстого в вооруженной борьбе// Математическое моделирование. Т 5. № 1. 1993. С. 4-15.
    • Павловский Ю.Н. О сохранении структуры вооруженных сил в процессе вооруженной борьбы. Дискретный анализ и исследование операций. Сер. 2. Т.5. №1. 1998. С.40-55.
    • Павловский Ю.Н. Имитационные модели и системы. М.: Фазис. 2000. 131 с.
    • Павловский Ю.Н. Математический и гуманитарный анализ механизма ядерного сдерживания. Вестник РАН. Т.70.№ 3.2000.С.195-202.
    • Павловский Ю.Н. Методологические вопросы разработки системы математических моделей, предназначенных для исследования проблем стратегической стабильности, национальной безопасности, строительства вооруженных сил. В кн. Стратегическая стабильность межгосударственных отношений и безопасность России. М.: ВАГШ. 1993. С. 22-29.  
    • Павловский Ю.Н. Метод имитационных игр в проблемах геополитики, безопасности, межгосударственных отношений. В кн. Материалы учредительной конференции Российского общества исследования операций. М.:ВЦ РАН 1997.С.44-56
    • Павловский Ю.Н. Имитационные системы и модели. М.: Знание. 1989. 45 с.
    • Пушкин А.С. Евгений Онегин. Глава 8, строфа XXVI.
    • Толстой Л.Н. Война и мир. Книга 2. М.: Художественная литература. 1987 г. С. 427-428.

    автор: Ю.Н. Павловский