Вы - новичок

и хотите больше узнать о движении или вступить в него

Вы - активист

и вас интересует жизнь движения

Вы - инвестор

и вы заинтересовались проектами движения и возможностью финансирования

Вы - журналист

и ищете информацию или хотите взять интервью

Новейший проект Высоких технологий: вызов смерти

Дата опубликования статьи: 20.04.2015
Главная новость: 
ее

Веками исследователи всего мира пытались найти эликсир молодости. Сегодняшние миллиардеры полагают, что они могут создать его, используя современные знания и технологии.

Вашингтон Пост

THE HUMAN UPGRADE     МОДЕРНИЗАЦИЯ ЧЕЛОВЕКА

 

Новейший проект Высоких технологий: вызов смерти

Веками исследователи всего мира пытались найти эликсир молодости. Сегодняшние миллиардеры полагают, что они могут создать его, используя современные знания и технологии.

Сан-Франциско

Сидя во главе большого стола на 12 персон в комнате с видом на город с высоты птичьего полета, Питер Тиль вел серьезный разговор со своими гостями, эклектичными учеными, чьи исследования  считались не только радикальными, но и еретическими. Это был 2004 год и Тиль только что получил целое состояние продав платежную систему PayPal, соучредителем который он был в системе интернет-торгов e-Bay. Часть денег он потратил на себя – номер люкс в пентхаусе шикарного отеля «Four Seasons», серебряный Феррари. И теперь ему требовались идеи, как наилучшим образом распорядится оставшимися деньгами.

Среди гостей была Синтия Кеньон, молекулярный биолог и геронтолог, прославившаяся тем, что смогла удвоить срок жизни кольчатого червя аскариды отключив один ген. Обри де Грей, британский компьютерный специалист сделал предположение, что медицинские достижения смогут остановить старение. Ларри Пейдж, сооснователь интернет-поисковика Google выдвинул идею сбора терабайтов данных для улучшения здоровья. Разговор во время этого званого обеда постоянно менял темы от ценности шоколада в соблюдении диет и потерь экономики страны от болезней, до сравнений загрузки разума людей в компьютер с криозаморозкой их тела. Тем не менее он постоянно возвращался к одной и той же теме, неизбежна ли смерть или существует решение проблемы. Часть гостей скептически относились к достижению бессмертия. Но наука и технологии могли бы помочь нам жить дольше, скажем, до150 лет? И все согласились, что это достойная цель.

В следующие месяцы Тиль выписал денежные чеки для Кеньон и де Грей для ускорения их работ. С тех пор он периодически расчетливо выделяет миллионы другим ученым на, как он говорит, «прорывные идеи», бросающие вызов традиционному мнению.

Если вы не будете думать, что можете сделать очень мало, то будете постоянно и неуклонно расти. Это самосбывающийся прогноз. – заявил Тиль в интервью, которому 47 лет и чье состояние  оценивается в 2,2 млрд. – Именно такие люди имеют тот оптимизм, который и сформирует будущее. Он и те гении, которые создали Google, Facebook, eBay, Napster и Netscape, используют свои миллиарды, чтобы переписать национальную научную повестку дня и преобразовать биомедицинские исследования. Их цель состоит в том, чтобы те инструменты и технологии — чипы, программы, алгоритмы и базы данных, которые они наработали и получили при создании своих революционных информационных продуктов — использовать для того, чтобы понять и модернизировать то, что они рассматривают, как самое сложное из существующего оборудования: человеческое тело. Предпринимателями движет уверенность, что восстанавливая и регенерируя поврежденные конечности и органы, перепрограммируя клетки и ДНК, они дадут возможность людям жить дольше и лучше. Работы, которые они финансируют, включают в себя разгадки тайн организмов с очень длинными сроками жизни, создание микроскопических нанороботов, способных ремонтировать наш организм изнутри, перепрограммирование ДНК, оцифровка мозга, основанная на теории о том, что сознание может жить неограниченно долго после того, как угаснет тело. «Я думаю, что постепенная эволюция – путь развития природы, – как выразился Тиль, – но мы можем ее значительно ускорить».

Основатель Oracle Ларри Эллисон объявил о своем желании жить вечно и пожертвовал больше $430 миллионов исследованиям по борьбе со старением.  «Смерть никогда не имела для меня никакого смысла», сказал он своему биографу Майку Уилсону. «Как может человек быть и существовать, а потом взять и совершенно исчезнуть?».

На начальном этапе своей карьеры эти техники потратили много времени для решения задач, кажущихся им гламурными и не столь уж важными. Но в общем порядке вещей они заняли свое достойное место, так как позволили  автоматизировать многие рутинные операции: как оплатить покупку книги он-лайн, подключить стрим-ТВ и постоянно быть на связи с друзьями. Напротив, свой вклад в биомедицинские исследования они рассматривают и описывают в терминах героических, напоминающих сюжеты научно-фантастических романов, где главный герой спасает человечество от гибели с помощью технологических волшебств. Как считают некоторые философы, историки и экономисты, их уверенность в правоте и магии собственных идей может привести к недооценке негативных сторон и недостатков финансируемых ими работ и даже их опасности. Исследования в областях нейробиологии,  стволовых клеток, генетически-модифицированных организмов и вирусов могут дать сильные воздействия на природу, которые могут приобрести неконтролируемый характер и привести к непредсказуемым последствиям.

Их работа по замедлению или прекращению старения, в случае успеха, вероятно также приведет к серьезному социальному потрясению. Люди станут жить и работать дольше и это увеличит нагрузку на природные ресурсы, на экономику, на службы социального обеспечения. Удлинение жизни радикально изменило бы и самый важный фундаментальный блок общества –  семья. Кто возьмется предсказать что будет за жизнь, когда полдюжины или больше поколений будут живы одновременно.

Лори Золот, специалист по биоэтике в Северо-Западном университете, опасается,  что некая доля одержимости миллиардеров долгожительством может определяться гордыней и желанием сделать общественное благо. «Это невероятно здорово и замечательно, быть частью общества, которое мечтает о своем большом предназначении, – сказала она, – Но я также хочу быть частью общества, которое заботится о бедных и больных, и я волнуюсь, что наше внимание направлено на блестящий будущий мир, который является фантазией а не на реальный, в котором мы живем».

 И до тех пор, пока не откроют источник вечной молодости, каждому из нас суждено в преклонных годах обзавестись теми или иными недугами. В отличие от почти абсолютного большинства я вполне представляю себе, что это может быть, и у меня впереди десятилетия, чтобы подготовиться к встрече с этим будущим.

Сергей Брин

 

ДИВНЫЙ НОВЫЙ МИР

Способ, которым предприниматели-филантропы преобразовывают американское общество, напоминает о начале XX века, когда Эндрю Карнеги и Джон Д. Рокфеллер принудили горстку богатых промышленников формировать реальные изменение в мире. Они открывали школы, художественные музеи и публичные библиотеки, которые институциализировали их идеалы демократии и равенства. Но филантропы сегодняшнего Позолоченного века более многочисленные и молодые, стали богатыми быстрее, чем их предшественники век назад.

Увеличение влияния сегодняшних наиболее состоятельных людей происходит во время наибольшего в истории и растущего неравенства в мире. К следующему году самый богатый 1 процент населения будет управлять больше чем 50 процентами всех мировых богатств, предсказано в новом отчете Оксфама, опубликованному в январе на Всемирном экономическом форуме в Давосе.

Соучредитель Microsoft Билл Гейтс и его жена Мелинда, самая богатая пара в мире с состоянием  $79.2 млрд., сказали, что считают благотворительность ключевым фактором для сокращения этого неравенства. Действительно, почти 130 миллиардеров подписали обещание отдать на благотворительность по крайней мере половину своего богатства, оцениваемого в $700 миллиардов. Девятнадцать Hi-tech бизнесменов и инвесторов, с состоянием около $245 млрд., подписали такое обязательство; большинство из них вкладывают свои деньги в области здравоохранения и медицинских исследований.

«Если вы оглянетесь назад в историю, то увидите, что Карнеги выдвинул на первый план задачу удовлетворения потребности в библиотеках для того, чтобы было место, куда мог придти любой желающий читать и учиться, у кого не было доступа к книгам. «Филантропия может показать те области, государственные инвестиции в которые могли бы уменьшить это неравенство», сказала Мелинда Гейтс в интервью Washington Post.

Многие молодые филантропы цитируют Билла Гейтса как вдохновляющий призыв. Но в то время как Гейтс сосредоточил свое внимание в основном на здравоохранении человека на ранних стадиях жизни путем финансирования охраны здоровья матери и ребенка преимущественно в развивающихся странах, то благотворители нового поколения сосредотачивают свое внимание в развитых странах на противоположном периоде человеческой жизни. Билл был очень щедр на похвалы щедрости новоиспеченных  миллиардеров Силиконовой Долины, но выразил опасения относительно их приоритетов. В сессии вопросов и ответов на Reddit online platform он писал: «Кажется довольно эгоцентричным, пока у нас еще есть малярия и туберкулез, финансировать долгожительство для богатых людей». Больницы и научно-исследовательские центры давно являются получателями средств филантропов. Но вместо того, чтобы просто выписать чеки  работающим учреждениям, многие бизнесмены вводят новые подходы и правила того, как должны вестись работы,  и каковы должны быть критерии успеха. Для множества  последних разработок общим является убеждение, что компьютерный анализ больших наборов данных  может обнаружить закономерности, не возможные для человеческого мозга, ставить диагнозы, прогнозировать вспышки болезни и доставки лекарств. Часто приводимый пример – это Google карта распространения эпидемии гриппа, которая основывается на идее предсказания по базе данных, собранных интернет-поисковиками. Такой подход переворачивает традиционный научный метод с ног на голову. В Соединенных Штатах, большинство биомедицинских исследований происходит постепенно, часто болезненно медленными темпами и иногда это делается преднамеренно. Ученые начинают с гипотезы, проводить эксперименты, чтобы протестировать его, а затем тратят годы на переработку и анализ результатов, которые они собирают. Их выводы обычно не публикуются, пока они не были подтверждены другими учеными в процесс тщательного рецензирования.

Новые исследования в области медицинской и медико-санитарной помощи, огромные базы цифровых данных, отпечатки того, как люди  ищут тексты, что-то в интернет-магазинах,  общаются в социальных сетях, посещают врачей, оставляют отпечатки тех мест, где они были и следы своих передвижений. Суперкомпьютеры обрабатывают триллионы вероятностей и анализируют корреляции, на основе которых могут предложить решения самых злободневных медицинских проблем в мире. Такой подход уже привел к некоторому пониманию роли тысяч генов в организме человека - хотя ученые не совсем уверены, как использовать большинство этой информации для практических лечебных целей.

Для многих бизнесменов области Hi-tech интерес к медицинской науке носит личный характер. 34-летний Шон Паркер, соучредитель Napster, страдает от опасных для жизни пищевых аллергий, а его члены семьи страдают тяжелыми аутоиммунными нарушениями. Он пожертвовал миллионы на нахождение лекарства от аллергий и на поиски новых методов лечения рака.

41-летний Сергей Брин из Google предложил новый раздел науки, которая берет начало с анализа большого количества человеческих ДНК и объединения их в сообщества людей с определенными генами. У Брина мутация гена LRRK2, который отвечает за более высокий риск развития болезни Паркинсона и он сказал, что новый подход, мог бы быть «трансформационным». Он пожертвовал $150 миллионов на это направление. «Это не только деньги, но и информация для осведомленности людей, имеющих такие же генетические нарушения» – сказал он бывшей жене Анне Войжитски, которая сама биотехнолог и владелица компании «23andMe», занимающейся исследованиями генома на коммерческой основе (за 400 долларов человек получает информацию о своей генетической предрасположенности к различным заболеваниям). «Никто не обеспокоится, если вы просто скажете, что у человека есть такой ген. А когда вы сможете объединить людей, знающих свой статус в сообщества…тогда вы внезапно находите себе занятие».

У некоторых миллиардеров Кремниевой Долины жены имеют опыт работы в науке или медицине, и им поручают заниматься благотворительностью. Войжитски, которая изучала биологию и работала консультантом в здравоохранении, является соуправляющим объединенного фонда. Жена 30-летнего основателя Facebook Марка Цукерберга, Присцилла Чан – биолог, окончившая Гарвард и преподающая в Калифорнийском университете в Сан-Франциско. Они пожертвовали $75 млн. Центральной больнице Сан-Франциско, где у 70% пациентов нет страховки или она не покрывает расходов на лечение. Эти две пары объединились с другими такими же, чтоб учредить крупный призовой фонд для ученых, сделавших открытия в области продления жизни. Его ежегодные выплаты в $3млн. шести ученым затмевают все подобные премии, включая и Нобелевские, размер которых в настоящее время приблизительно $925 тыс.

Пэм Омидьяр, биолог и бывший научный сотрудник лаборатории иммунологии, соучредила благотворительную компанию Omidyar Network со своим мужем, Пьером Омидьяром, основателем интернет-аукциона eBay, который стал миллиардером в 31год. Они потратили миллионы на исследования сопротивляемости и выживаемости – способности восстанавливаться после болезней и других невзгод.

И Лари Пейдж, в настоящее время 41-летний руководитель Google, сделал ставку на продолжительность жизни, учредив компанию Calico, (сокращенно от California Life Company) для исследований в области старения, долголетия и продления жизни с $750 млн. инвестиций от Google.

Лора Арриллага Эндрессен, которая ведет курсы стратегического планирования в Стэндфордском университете, жена Марка Андриссена, одного из пионеров Интернета, дочь магната по недвижимости Джона Арриллага и сама известный филантроп сказала, что когда многие Hi-tech бизнесмены смотрят на систему здравоохранения, они видят «различные данные миллиарда людей», –  анализы крови, он-лайн профили, покупки, посещения фитнесса. «Когда доступ к этим данным можно получить мгновенно и использовать их – сказала она – это будет серьезным испытанием для системы,  как мы знаем ее, хотя и в некоторой степени положительным».

Смерть делает меня очень злым. Преждевременная смерть делает меня еще злее.

Лари Эллисон

«БОЛЬШАЯ СОЦИАЛЬНАЯ КАТАСТРОФА»?

Такие идеи, типа «Полета на Луну» привлекательны, но некоторые ученые и специалисты по этике выражают беспокойство, что бизнесмены Hi-tech рассматривают в первую очередь покорение природы. Но таким инициативам есть несколько сдержек и противовесов. Обычно две трети научных и медицинских исследований финансировались Федеральным правительством, которое учитывало интересы общества в целом. Сейчас, две трети финансируется за счет частных средств, растет доля миллиардеров, никому не подотчетных и нетерпеливых в темпах инноваций.

Лори Золос, специалист  по биоэтике Северо-Западного университета, сказала, что есть причина, почему наука часто движется медленно. «Быстрый научный прогресс не всегда лучше. Конечно, если вы – стареющий филантроп и хотите получить результат при своей жизни. Но к знаниям наука иногда идет извилистым путем, нам приходится ждать длительное время, и мы не будем знать ответов в течение нескольких поколений.

Америка остается страной, которая не однозначно относится к использованию новых медицинских методик радикального продления жизни. В результате опроса, проведенного в 2013 году исследовательским центром Pew Research Center, 51% опрошенных сказали, что средства, замедляющие, останавливающие или обращающие вспять старение, имели бы негативное воздействие на общество. Две трети респондентов сообщили об опасениях, что радикальное продление жизни увеличит нагрузку на природные ресурсы, что только состоятельные люди получат доступ к новым методам лечения и, что «ученые-медики предлагают лечение до того, как  они сами полностью поймут как оно влияет на здоровье людей». Пятьдесят восемь процентов заявили, что процедуры, которые бы позволили людям жить на десятилетия дольше будут «принципиально противоестественными».

Политический теоретик Френсис Фукуяма, старший научный сотрудник Стэндфордского университета и бывший член президентского Совета по Этике биологических исследований, утверждает, что значительное продление человеческой жизни устранило бы мотивацию людей к адаптации, необходимой для выживания. «В таком мире социальные изменения заходят в тупик,  – сказал он, – стареющие диктаторы могли остаться во власти в течение многих веков». «Я думаю, что исследования в области продления жизни  закончатся тем, что приведут к большой социальной катастрофе», – сказал Фукуяма в интервью. «Продление средней продолжительности человеческой жизни – это отличный пример того, что это индивидуально желают почти все, но в совокупности для общества – не очень хорошая вещь. По эволюционным обстоятельствам. Существует веская причина, почему мы умираем, когда сделали свое дело».

Леон Касс, врач и специалист по этике, ставит философский вопрос: «Была бы жизнь значима и имела бы  глубокий смыл, если бы не имела смертельного предела?» Хотя многие ученые говорят, что благодарны за деньги и внимание бизнесменов, некоторые из них были встревожены комплексом превосходства со стороны Силиконовой Долины, со стороны которой звучат обвинения, что современные методы, используемые для борьбы с болезнями являются устаревшими и неэффективными. Например, на медицинской конференции в августе 2012 года Винод Косла, один из самых почитаемых венчурных капиталистов Силиконовой долины, сравнил практику медицины с колдовством. Он утверждал, что компьютер лучше среднестатистического врача, и что с нарушениями в сфере здравоохранения, эффективнее бороться извне, чем в профессии.

Реакция со стороны медицинского сообщества была мгновенной. Врач Биджэн Сэлехизэдех, закончивший Колумбийский университет, написал об этом в Твиттере, что его «тошнит» от анти-врачебных высказываний со стороны спецов Силиконовой Долины, являющихся технарями. Некоторые ученые говорят, что обеспокоены, тем, что частные деньги, размер которых  может составлять семизначные гранты на проведение исследований и зарплаты, в два –  три раза превышающие те, что предлагаются в академических кругах — искажают приоритеты исследований.

Престон Эстеп, директор геронтологии Проекта Персонального Генома Медицинской школы Гарварда, говорит, что некоторые филантропы приносят больше вреда, чем пользы, финансируя то, что он называет «лженаукой» — подходы базируются больше на эмоциональной привлекательности, чем на серьезных исследованиях. О некоторых работах, финансируемых бизнесменами  «технической толпой», он сказал: «Никто не относится к ним всерьез. Они умные ребята, но они не ученые».

Если принять пункт, что разум и его достижения не могут долго противостоять главному творцу - природе, то вытекает утверждение, что смерть – истинное подтверждение того, что означает быть человеком.

Сьюзен Джейкоби

НА ПОМОЩЬ

Большую часть прошлого века большая наука была сферой интересов федерального правительства. Это позволило отправить человека на Луну, создать атомную бомбу, создать сетевые протоколы, которые все еще являются основой интернета. Но такое доминирование из-за сокращения государственного финансирования поставило под угрозу медицинские исследования и инновации. С 2010 бюджетные ассигнования Национальных Институтов Здоровья были сокращены приблизительно на $3.6 миллиарда, или на 11%  с учетом инфляции, оставив тысячи научно-исследовательских работ не финансируемыми или недостаточно профинансированными. В этот же период частный капитал для научных начинаниях выросла. По данным PricewaterhouseCoopers и Национальной ассоциации венчурного капитала венчурное финансирование наук о жизни достигло $8,6 млрд. в прошлом году. И ученые все чаще обращаются к сайтам краудфандинга, таких как Kickstarter, чтобы получить финансирование и сдвинуть свои проекты с мертвой точки.

Преобладающее мнение среди Hi-tech бизнесменов считает, что федеральное правительство слишком не расположено к риску, чтобы должным образом стимулировать медицинские исследования. В Вашингтоне неудавшийся проект сродни большой трагедии — с вызовом менеджеров на слушания в Конгрессе и расследованиях Главного Контрольного Управления, почему так много денег налогоплательщиков было потрачено впустую. Но в предпринимательских кругах, бизнесменами неудача расценивается,  как получение опыта на пути к следующим инновациям.

Директор Национального Института Здоровья Френсис Коллинз признает сокращение государственного финансирования — он сам лоббировал его большие размеры в течение многих лет, но оспаривает, что биомедицинская система исследований сломана. Хотя он признает, то, что делают предприниматели, «удивительно», но в интервью он сказал, что их работа ограничена и является дополнением, а не заменой того, что продвигают национальный Институт Здоровья, Национальный научный фонд, Министерство обороны и другие агентства. «Они не могут объединить всех исследователей страны и мира, чтобы работать над проблемой вместе», – сказал Коллинз. – Это не совместные международные усилия, которые может быть удаться собрать федеральному правительству».

«Техническая элита» также приняла как  Библию два традиционных научных труда, оба критических по отношению к состоянию медицинских исследований. Первый – изданный в Журнале американской Медицинской ассоциации в 2005 году Джоном Иоаннидисом, профессором Стэндфордского университета, который стал главным экспертом в мире по предрассудкам, присущим биомедицинским исследованиям. Он утверждал, что ученые, движимые потребностью в публикациях, и запутавшись в паутине конфликтов интересов, манипулируют данными так часто, что невозможно доверять объемам научной литературы, в которой оценивается эффективность гормоно-заместительной терапии, снижение доз витамина Е или  аспирина. Из 45 общепризнанных журнальных статей о медицинских вмешательствах, Иоаннидис нашел от 14 до 31% таких,  которые позже были опровергнуты или показаны преувеличенными.

Второй, опубликованный в прошлом году в соавторстве с Гарольдом Вармусом, лауреатом Нобелевской премии и бывшим директором Национального Института Здоровья и Национального Института рака, вышел под тревожным заголовком: «Спасение американских биомедицинских исследований с их системными недостатками». В авторском материале в трудах Национальной Академии наук, Вармус и другие авторы утверждают, что большая часть проблемы сводится к деньгам. В сущности, есть слишком много кандидатов наук готовых гоняться за слишком маленькими деньгами.

Усилия предпринимателей движет идея, что у них много денег, и они могут добиться большего успеха.

Разве это не было бы высшей несправедливостью, если только некоторые люди могли бы предоставить себе бессмертное существование, если бы мир был разделен не только в богатых и бедных, но и на смертных и бессмертных?

Леон Р. Касс

 

«ВЕЛИКИЙ ВРАГ»

Питер Тиль – воплощение культуры Силиконовой Долины в ее индивидуалистической нетерпеливости и крайностях. Он - либертарианец, который дал комитету политических действий Рона Пола миллионы в надеждах продвинуть страну в сторону «менее навязчивого государства», фантазер, вкладывающий свои деньги за первый в мире плавучий город - утопию, где жители могут экспериментировать с новыми способами построения общества, и, в противоположность этому сокрушается в своей новой книге «Ноль к одному», что темп инноваций замедляется, а не ускоряется. В отличие от многих своих сверстников из Силиконовой Долины, кто изучал компьютерные науки или инженерные в Стэнфорде, Тиль выбрал философию. Несколько лет назад предприниматель и инвестор лихо заявил: «Мы хотели летающие автомобили, а вместо этого мы получили 140 личностей», – цитата, которая стала лозунгом для нового поколения технологов.

Тиль родился в Германии и вырос в Северной Калифорнии, И многие его взгляды на будущее сформировались  из книг по научной фантастике и сериалов, которые он любил в отрочестве. Тиль называет первый роман Артура Кларка «Город и Звезды», изданный в 1956 году, как оказавший  особенное влияние. Перенесясь на миллиард лет в будущее, он представляет жизнь в технологически развитом городе, полном людей, живущих вечно, сознание которых  хранится в компьютерах и периодически загружается в новые тела.

«Я предпочитаю оригинальные названия: «Звездный крейсер Галактика», «Звездный путь», – сказал Тиль. Он не любит мрачных и безысходных сюжетов в фантастике, получивших распространение в последние десятилетия. Он разочарован, что технологическая цивилизация, предсказанная в 1970-х и 80-х еще не осуществилась, но он неотъемлемо оптимистичен в том, что мы можем добраться туда. «Где мы сбились с дороги и как нам вернуться на правильный путь?» – спрашивает он. Пренебрежение Тиля статус-кво  ясно выражено в манифесте для Лаборатории прорывных Технологий (Breakout Labs), где выделение грантов группе он организовал через свой фонд. Он сетует, что ученые со смелыми идеями остались ни с чем и обещает эту ситуацию изменить. «Мы хотим вытащить их из научно-исследовательских институтов и освободить». – говорит он. В интервью Тиль сказал, что проблема с выделением грантов в Национальном Институте Здоровья, Национальном научном фонде и у других крупных инвесторов исследований состоит в том, что они «ориентированы на согласие».

Для Тиля смерть – «великий враг человечества». Он сказал, что в последние 25 лет темпы инноваций в области биомедицины деморализуют.  «Никсон объявил войну раку в 1971 году, и там был удручающе медленный прогресс», – сказал он. «Одна треть людей в возрасте 85 лет и старше имеют болезнь Альцгеймера или слабоумие, и мы даже не мотивированы, чтобы начать войну с ней. В конце концов мы должны делать больше». Благотворительные инвестиции Тиля в борьбу со старением родились из бесед с подругой Соней Аррисон. Ее книга «100 плюс» – национальный бестселлер, где показывается будущее, в котором долгая жизнь – новая норма. Для них была захватывающей возможность прожить долгую жизнь, возможно до 150 лет, что вдвое превышает среднестатистическую американскую. Засиживаясь до поздней ночи они вдвоем размышляли о таких идеях, как, биоинженерия, возможно ли распознавать и убивать клетки рака или сможем ли мы в один прекрасный день на 3-D принтере напечатать человеческую кожу для ожоговых больных и различные стратегии «ремонта людей», как выразилась Аррисон. «В будущем, –   говорили они все будут как 91-летний Харриетт Томпсон, который в этом году побил рекорд по марафону, пробежав его за 7 часов 7 минут. Они задались вопросами: Ваше детство было бы более длинное? Вы были бы в состоянии делать более длительную карьеру? Вы хотите иметь шесть или больше поколений семьи, живущих сразу?

«Питер действительно любит к жизнь. Он исследователь, философ,» –  сказала Аррисон, – Я думаю, что такие люди хотят более вести здоровый образ жизни, чтобы больше насладиться ей».

Это была Аррисон, которая привела Тиля на званый обед 10 лет назад. С тех пор он финансирует такие проекты, как быстрое охлаждение человеческих органов, чтобы они могли быть сохранены на неопределенно долгий срок, выращивание костей с помощью стволовых клеток для замены сломанных. «У меня всегда было очень сильное чувство, что смерть – это  страшная, ужасная вещь, – сказал он. – Я думаю, что это несколько необычно, большинство людей, в конечном итоге, находятся в каком-то странном оцепенении в принятии и отказе от смерти, но в результате находятся в оцепенении. Я предпочитаю с ней бороться».

Грандиознейшей всеобщей неразрешенной проблемой современности является  вопрос перевода смерти из естественного фактора жизни в сторону устранимой проблемы, решению которой я надеюсь содействовать чем могу.

Питер Тиль

ДОРОГА ДО 150

Большой проблемой поиска методов борьбы со старением является задача заставить их работать именно так, как хотят люди. Ученые должны найти способ, как продлить жизнедеятельность всех систем организма, с одной стороны, но и одновременно отключить их некоторые функции, с другой стороны. Иначе Вы заменили бы один способ умереть с другим. Некоторые утверждают, что мир уже в кризисе продолжительной жизни. Люди живут дольше, чем раньше, но в последнее время поздние годы жизни являются болезненными, так как их тела и умы поражены раком, синдромом Альцгеймера и другими старческими болезнями.

Де Грей на вклады Тиля основал исследовательский центр в  Маунтин-Вью, Калифорния,  – институт, проводящий в своих собственных лабораториях на средства грантов для ученых исследования по проблемам старения на клеточном и молекулярном уровне, делая упор на повреждениях, накапливающихся в течение жизни человека. «Сравните с машиной с движущимися деталями, – объяснил он, – Мы пытаемся изменить то, что выдержит организм».

Кеньон, профессор, долгое время преподающая в Калифорнийском университете, недавно присоединилась к старт-апу по «лечению смерти» Calico,финансируемому Google, теперь сосредоточена на том, что, «кажется в природе есть процессы, удлиняющие жизнь и они должны быть заимствованы у животных» – сказала она. «Они естественным образом присутствуют у некоторых видов». Кеньон объяснила, что они имеют механизмы, «почти как системы видеонаблюдения за терроризмом». «Вы используете много механизмов, чтобы искать аномалии в окружающей среде», – говорит она, – «Если животное видит угрозу, оно отвечает.... Что действительно в этом здорово, так это то, что механизмы, которые защищают его от опасности могут также защитить и от разрушительного действия времени. Что если бы вы могли обмануть животное в убеждении, что есть угроза, когда в действительности ее нет?»

Несмотря на то, что все думают, что Тиль знает способ борьбы со старением, он говорит, что у него не много конкретных идей о том, что он сделал бы, если мог бы жить значительно дольше. Он говорит, что вместо того, чтобы жить каждый день как последний, он живет так, будто будет жить вечно. «Если бы вы сделали это, вы могли бы начать работу над какими-то замечательными проектами, иначе вы бы просто не пытались, потому что не верили, что сможете их закончить», – сказал Тиль. «Вы бы гораздо лучше относились к людям, имея вероятность встретить их в будущем. Вы бы гораздо лучше ухаживали за Землей, если бы не думали, что сегодня ваша последняя на ней пирушка».

Магда Жан-Луи и Эдди Паланцо

перевод Александр Лисовский